Николай Коляда

новости | пьесы |книги |биография |интервью |живой журнал |видеоархив



Звезда «Коляда-театра»

admin  — 06.11.05, 5:29 pm

интервью

Они окружают нас везде. Звезды на небе, звездочки на погонах, звезды в символике различных брендов… А чаще всего мы употребляем термин «звезда», говоря о деятелях искусства, но не всегда осознаем, что за этим красивым словом скрывается. О том, кого же все-таки корректно называть звездой, о звездной болезни и о «звездном» логотипе «Коляда-театра» рассказывает его художественный руководитель и режиссер Николай Коляда.

Николай Владимирович, расскажите, как появился логотип «Коляда-театра»? Почему именно звезда?

Логотип был придуман давным-давно, еще в 2001 году – как только образовался «Коляда-театр». Нарисовал его художник Владимир Кравцев. Но еще раньше, в 92 году, я поехал в Германию, жил там полтора года, и привез оттуда много всяких сувениров, связанных с Рождеством: ангел сидит на летящей вверх звезде с хвостом и т.п. Еще есть у меня такая звездочка, сделанная из лампочек – на логотипе звезда, конечно, не совсем такая, Володя Кравцев ее несколько видоизменил… Ну и, помимо всего прочего, фамилия Коляда тоже связана с Рождеством. Как писал Н.В.Гоголь, был такой болван Коляда, многие считали его Богом, и поэтому на Рождество в деревнях поют песни, колядки,
прославляя этого славянского бога Коляду. Поскольку я еще и родился в декабре – как-то так все сходится, что в «Коляда-театре» эта взлетающая вверх звезда просто необходима. Тут много разных смыслов: и актеры должны стать звездами, взлететь куда-то вверх, спектакли должны быть звездными… Мне кажется, что этот символ простой и очень красивый.

А если применять слово «звезда» к человеку? Как вы считаете,
кого можно назвать звездой?

Мне вообще не нравится это понятие «звезда» – особенно по отношению к театру. Театр – это не рок-музыка, где могут быть «звезды» - кумиры молодежи… Это работа, она более скромная, более важная, касающаяся не внешнего, а внутреннего, работа души. Хотя можно, наверное, сказать, что у нас в Екатеринбурге есть звезды театра: Ирина Ермолова, Олег Ягодин… Но с этим понятием надо быть очень осторожным, его не к каждому можно отнести. Это совокупность всего-всего-всего и, в первую очередь, таланта какого-то невероятного… Одно дело – часто мелькать по телевизору, много сниматься в кино, и другое – быть звездой, когда действительно какой-то свет ты несешь. По-моему, то, что ты звезда, станет понятно через двадцать лет после твоей смерти.

Вы согласны, что талант – это то, что дается свыше? Или все-таки его как-то можно развить?

Нет,
ничего не развивается. В театре есть три типа актеров. Первый тип – это люди,
которые совершенно случайно туда попали, им эта работа в тягость, они ненавидят
ее и приходят как на каторгу. Есть другой тип – люди, которые прочитали умные
книжки – всего Мейерхольда, всего Станиславского, у которых есть какие-то
маленькие способности, и они попытались их развить… Но они выходят на сцену – и
не высекают огня. И есть третий тип, который крайне редко встречается в театре,
– это такие актеры… Я их называю «животные». Вот выходит на сцену животное - у
него нет дикции, его не слышно дальше второго ряда, он дурак в жизни полный, он
алкоголик, у него все-все-все, какие есть, недостатки… Но у каждого, кто сидит
в зале, ощущение, что ему воткнули раскаленное шило в мозг. И зал следит за
этим человеком и не может оторваться. Это дается только от Бога, от природы.
Поцелует природа человека в лоб – вот он и артист. А у других бывает, что, хоть
умри, хоть что ты делай – ничего не получается.

Но есть такое утверждение, что гений – 99% труда и 1%
таланта…

Да
глупости все это! Гений – это гений, звезда – это звезда… Вот бывает актер и
траву курит, и водку пьет, и с бабами спит, на спектакли все время помятый
приходит, а выйдет на сцену – и глаз оторвать невозможно! А другой и не пьет, и
не курит, и правильный весь, и придет за два часа до начала – а мне наплевать,
что он на сцене делает, меня не трогает.

Как Вы относитесь к такому явлению, как звездная болезнь?

Да,
я встречал это в жизни, но, слава Богу, меня это как-то обошло. Я, бывает,
приду в театр, включу музыку и танцую на сцене, а актеры сидят в зале и ждут,
когда я натанцуюсь. Я им так и говорю: это потому, что я в детстве не
наигрался, вот и пришел в театр, мне весело и радостно здесь играть. А вся эта
звездность – выпятить пузо и ходить по городу: «Да я такой! Да я заслуженный
деятель искусства, меня поставили во всех странах мира!» – вообще чушь
какая-то! Даже смешно… Это никакого значения не имеет, и от этого мое поведение
не меняется. Но с актерами-«звездами» - капризными, противными, снобами,
глупыми – я встречался. Вот это, конечно, катастрофа. Если ты в пяти сериалах
снялся и тебя на улице узнают, то, думаешь, теперь тебе кого угодно можно
унизить? Когда человек начинает любить себя в театре, а не театр в себе, по
Станиславскому, это ужасно. Вот за это, думаю, вообще надо рвать и метать. Но
всех этих актеров я видел не в своем театре. Упаси Бог, если кто-то себе
позволит здесь зазвездеть, – на этом наши взаимоотношения закончатся.

Значит, Вы так радикально действуете? А Вы не считаете, что
Таланту можно простить подобные вещи?

Нет. Талантливый человек не должен звездеть, потому что он
мудрый. Он понимает, что в этой игре под названием Жизнь никто не выйдет
победителем, что мы все, в конце концов, помрем, и ставить себя выше других –
бессовестно, стыдно, не достойно Художника – просто отвратительно.

Одно дело, когда «звездит» деятель искусства, творческая
личность… А бывает и так, что звездная болезнь возникает на пустом месте – у
людей появляются какие-то неоправданные «понты»… Как Вы думаете, откуда это
берется?

Это
тоже ужасно! Ну, это, может быть, какая-то своеобразная защита? Вот живет
человек, предположим, в каком-нибудь спальном районе, на каком-нибудь
девятнадцатом этаже, какая-нибудь маленькая комната, зассанная кошками – все
погано и грязно… Но он, к примеру, театральный критик. И он может прийти сюда,
сесть и рассказать нам, как надо жить и как надо ставить спектакли… А ночью он
возвращается на свой девятнадцатый этаж. Я не знаю, может, вести себя таким
образом - это для него какое-то спасение, очищение, что ли… Это хамство, я
думаю, а не звездность – если нет повода…

Но реально ли как-нибудь с этим бороться? И вообще, нужно ли
это?

А
зачем бороться? Если он так хочет, пускай так делает. Но, во всяком случае, в
моем кругу общения таких людей не будет. Я не хочу с такими общаться, мне это
противно. Чем ближе к натуре – тем лучше. Будь естественен, будь прост, будь
добр с людьми, общайся нормально – вот и все.