Николай Коляда

новости | пьесы |книги |биография |интервью |живой журнал |видеоархив



Очередь

admin  — 28.04.19, 5:17 pm

новости

НИКОЛАЙ  КОЛЯДА
ОЧЕРЕДЬ
Трагифарс в 2 действиях
 
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

СТАРУХА
                           Муж и жена
СТАРИК

ПАРЕНЬ
                        Жених и невеста
ДЕВУШКА

МУЖЧИНА
                             Любящие друг друга
ЖЕНЩИНА

СЕРОЕ ПАЛЬТО
1 САНИТАР
2 САНИТАР
ВРАЧ

Некая больница или поликлиника. Наверное, наши дни, а может быть, наше будущее.
ПЕРВОЕ ДЕЙСТВИЕ

Тупик коридора больницы. Дверь в кабинет. Над ней большой электрический звонок и табло с надписью «Входите!» на втором табло надпись «Занято!». На двери номер, все равно какой, пусть будет 77. Слева от двери – окно. По стенкам стоят стулья, десять штук. У окна – три стула. На стульях сидят, дожидаются очереди СТАРИК, СТАРУХА, ДЕВУШКА, ПАРРНЬ, СЕРОЕ ПАЛЬТО. Все долго молчат, тягостно смотрят на дверь. Серое Пальто вздыхает, разворачивает газету, начинает сначала тихо, а потом все громче и громче читать:

СЕРОЕ ПАЛЬТО. (читает) «На предприятиях общественного транспорта, дорожного хозяйства нужно отремонтировать и утеплить подвижной состав, привести в порядок проезжую часть, снегоуборочную технику, накопить запасы песка, реагентов для борьбы с гололедом. Нельзя забывать об укомплектовании кадров водителей, ремонтников, создании им благоприятных условий труда и отдыха. Заметно тормозит подготовку жилищно-коммунального хозяйства к зиме все еще действующий принцип, остаточный принцип его обеспечения материально-техническими ресурсами. Разве нормально, что не хватает стальных труб для замены почти семьдесят километров ветхих тепловых сетей?! Или такой факт: потребность хозяйства городов Российской Федерации в запорной арматуре, насосах энергетическом кабеле удовлетворяется лишь на шестьдесят процентов! Из-за плохого снабжения до сих пор не создан необходимый резерв оборудования, запасных частей, материалов для быстрого устранения в зимних условиях неисправнос¬тей, ликвидации аварий на жилищно-коммунальных объектах…» Ничего не понимаю! Ничего!

ДЕВУШКА. Послушайте, ВЫ не могли бы помолчать? Понятно, что вам скучно ждать, но мы ждем и никому не мешаем!

СЕРОЕ ПАЛЬТО. Я вам не мешаю.

ДЕВУШКА. Мешаете. Хватит, читайте про себя.

СЕРОЕ ПАЛЬТО. Могу и про себя. Эка невидаль!

Большая пауза.

СТАРУХА (к молодым) Вы случайно не осведомлены, молодые люди, до которого часа ведется прием?

СТАРИК. Нина, нам же сказали, что до шести. Ты же слышала, В регистратуре –сказали. Ну?

СТАРУХА. Константин, помолчи пожалуйста. (снова ,таким же тоном.) Вы случайно не осведомлены, молодые люди, до которого часа ведется прием?

ПАРЕНЬ. Успеем все. Не беспокоитесь.

ДЕВУШКА. До шести.

СТАРУХА. Нет, нет, нет! Только ВЫ не подумайте, что мы сюда пришли из-за денег! Нет! Мы получаем хорошую пенсию, у нас дети, нам есть, кому помочь, у нас двухкомнатная квартира! Мы не из-за денег! Нет!

СТАРИК. Нина

СТАРУХА. Помолчи, Константин! Я должна объяснить людям, а иначе нас бог знает в чем заподозрят! (молодым ,весело). Мы просто хотим помочь нашей медицине, понимаете, молодые люди? Конечно, понимаете, да? Ей необходима помощь!

ПАРЕНЬ. Зачем вы нам все это говорите? Мы что –против? Помогайте – ваше дело!

СЕРОЕ ПАЛЬТО. «… Зима не прощает ни лени, ни разболтанности. Готовясь к ней, надо поставить дело так, на такую основу, таким образом, чтобы в любых, самых сложных и невыносимых условиях с наступлением холодов население не испытывало бы неудобств в быту, а трудовые коллективы, не смотря на все с ложности, невзирая ни на что, имели бы возможность работать высокопроизводительно, с полной отдачей, уверенно, В нормальном, устойчивом ритме, дающем весомые результате труда. Это и будет конкретной, той реальной оценкой всей работы, связанной  со столь непростыми, столь сложными и нелегкими предзимними заботами, которые стоят сейчас на повестке дня…» Фу… ничего не понимаю…

СТАРУХА. (молодым) Нет, нет! Вы поймите меня, пожалуйста! Я читала в наших газетах, что врачам просто необходимы как бы это сказать поточнее… ну, доноры, что ли. Они будут на них изучать болезни, проводить оп рации . Ну и все такое прочее. Вы читаете наши газеты? Там все-все написано об этом.

СТАРИК. Нина, замолчи, прошу тебя! Замолчи!

СТАРУХА. Что же здесь такого? Что, Костя? Родственников у нас нет. Никого нет. Мы одни.

ПАРЕНЬ. (на ухо девушке.) Только что она говорила, что у нее куча детей… (смеются).

СТАРУХА. Что вы сказали?

ПАРЕНЬ. Я говорю, вы только что говорили, что у вас дети есть… Вот, сейчас только.

СТАРУХА. Нет. Неправда. Я говорила о своей сестре, вы ослышались. Так вот. Родственников у нас нет, похоронить нас будет некому. А мы с Костей договорились, что умрем в один день. И я знаю, что так оно и будет. Не может кто-то из нас существовать на свете после того, как второй половины не будет. Мы - одно целое, сейчас такое редко встретишь а мы вот так прожили всю жизнь, как ниточка с иголочкой. Друг за другом.

ДРВУШКА.(хохочет, парню на ухо) Я сейчас умру, от этой ниточки с иголочкой.

СТАРУХА. Мы умрем в один день! Вы не верите! Не верите? Да, да, да, да, мы умрем е один день!

ПАРЕНЬ. (девушке, пряча улыбку) Она сумасшедшая.

СТАРУХА. Старые люди говорят о смерти спокойно, как о чем-то естественном, нормальном, неизбежном. Мы привыкаем к мысли, что скоро придется умереть, годы заставляют, приучают к мысли, что мы умрем. А вы молоды – для вас смерть страшна. Молодые – боятся смерти. Я знаю это по себе, я раньше боялась, а теперь говорю об этом спокойно, как о чем-то неизбежном… Это фатально. Годы заставляют…

ПАРЕНЬ. Да, да. Мы понимаем! (Парень и девушка весело хохочут).

СТАРУХА. Я вам мешаю? (Помолчала) Извините. Извините меня пожалуйста, я много говорю. Ты прав, Костя, мне нужно помолчать. Но я никак не могу. Молчу, молчу!

Старуха замолчала и уставилась глазами в стенку. Такое ощущение, что у нее бельма вместо глаз, что она слепа, ничего не видит.

Молчание.

СЕРОЕ ПАЛЬТО.(читает газету) «Города – это как люди, у каждого из них свои норов, свое лицо, свои характер, характер неотразимый, запечатляющийся в душу надолго. Каждый по-своему воплощает в себя великое единство материальном и духовной культуры, что весьма и весьма немаловажно, материальной и духовной культуры общества и уже одним своим видом, внешним видом, нравственное и эстетически, что немаловажно н нашей столь сложной и противоречивой жизни, воспитывает живущих в нем людей… Забота о сохранении своеобразного облика наших городов, их историко-культурного наследия – это всенародное дело, долг, сыновья… сыновняя и дочерняя обязанность всех граждан нашего многонационального общества. Дальнейшее развитие архитектуры и градостроительства, имеет важное значение в реализации социально-экономической политики, и прежде всего в связи с резким увеличением объемом столь необходимого нашему обществу возводимого жилья…» Понятно… Все понятно…

ПАРЕНЬ. Вас ведь попросили читать про себя? Неужели трудно? Мы все это и так знаем.

СЕРОЕ ПАЛЬТО. Я все забываюсь. Простите  меня.

Пауза

ДЕВУШКА.(тихо, Парню, смеется) Тебе не страшно?

ПАРЕНЬ. (смеется) Ну вот еще, ты скажешь тоже! Чего?

ДЕВУШКА, (смеется) Какие все странные сюда собрались. Мы с тобой вдвоем нормальные, а у остальных – не все дома! Паноптикум какой-то!

ПАРЕНЬ. Тише, тише, услышат! (смеется).

ДЕВУШКА. Мне смешинка в рот попала, смешно, правда? Я думала что мы одни с тобой .дураки, а оказалось – нет, еще есть. Дураков много на свете, получше нас! Дураков много! Целая очередь!… Тебе не страшно?

ПАРЕНЬ. (смеется) Да нет же, нет, нет, нет!

Пауза.

СЕРОЕ ПАЛЬТО. Боже! Боже! Что они делают! Что! Вы только послушайте, как прекрасно! Неужели дожили! (читает) «В стиле и методах работы они добились деловитости и компетентности. Эта добавка дает весьма ощутимые результаты! Укрепились связи с организациями, вошли в практику целевые выходы работников аппарата в трудовые коллективы, информационные конференции, прием населения по личным вопросам непосредственно на предприятиях и по месту жительства. Конкретные персональные поручения, касающиеся решения конкретных насущных городских проблем закреплены за конкретными членами-исполнителями. При рассмотрении вопросов они стали больше опираться на общественное мнение….».

Пауза.

ДЕВУШКА. (тихо, Парню) Я сейчас умру от смеха! Тебе не смешно?

ПАРЕНЬ. А что тут такого? Мы продаем воздух, верно? Вот уж не думал, что воздух можно продать и причем так хорошо! Ведь, так, скажи, верно? И дорого к тому же! А что – продается воздух!

ДЕВУШКА. А нам, наверное, дадут бумагу?

ПАРЕНЬ, (смеется) Квитанцию! Такую маленькую бумажечку – квитанцию! А на ней написано:  «Принято столько-то килограммов мяса!» Понимаешь?

ДЕВУШКА. Фу!, меня вырвет сейчас…

ПАРЕНЬ. Ну а что, не так?

ДЕВУШКА. Потом, потом будет принято! Потом, не сейчас! Когда умрем… (Торопливо) Ведь это еще так не скоро, верно? Да? Еще вся жизнь впереди, да? Еще все впереди, да?

ПАРЕНЬ. Как в песне: «вся жизнь впереди – разденься и жди»” (смеется) Ты как та старуха – говоришь газетными штампами… Чего ты дрожишь?

ДЕВУШКА. Здесь холодно. (помолчала) Ты меня любишь?

ПАРЕНЬ. Конечно, конечно, конечно! Об этом не спрашивают… Моя, самая-самая… (Они целуются).

Пауза.

ДЕВУШКА. (тихо) Пусть смотрят. Я не боюсь…

СТАРУХА. (громко) Вы не скажете, будьте так добры, до которого часа ведется у них прием?

ПАРЕНЬ. Вы же спрашивали, спрашивали! Что вы как комар под ухом! И вам ответили ясно – до шести! До шести! До шести! Понимаете ли вы – до шести!

СТАРУХА. Да, да, да. До шести, нe кричите на меня. Я совсем забыла, что я у вас опрашивала, до шести…

Пауза.

СЕРОЕ ПАЛЬТО. (читает) "Что конкретно мы предлагаем? В соответствии с действием нового механизма формирования финансовых ресурсов общества и с переходом на принципы хозрасчета и самоокупаемости первоначально ресурсы должны выделяться без заданий по их использованию – одной единственной строкой, а в дальнейшему по нормативу общественного дохода для всех объектов социальное и производственной инфраструктуры – и тоже одной единственной строкой… Может быть, механизм этот будет иным, исследования в этой чрезвычайно интересной, а главное полезной для всего общества области, в этом направлении только развиваются все шире и шире…Но они соответствуют задаче…»

ДЕВУШКА. Да заткнешься ты или нет?! Сколько можно говорить одно и тоже, одно и тоже, одно и тоже?!

СЕРОЕ ПАЛЬТО. Нечего кричать. Я не глухой. Никто вам не виноват, что вы пришли сюда. Не кидаетесь на людей. Я человек!

ДЕВУШКА. Человек нашелся! Был бы человек – сюда не пришел!

Распахивается дверь, из кабинета с ревом вываливается мужчина лет сорока. Он взъерошен, красный от пота.

МУЖЧИНА. (кричит) Я всю жизнь пил! Я пил, понимаете ли вы это, черт бы вас всех побрал! Я пил! Чтоб он провалился!

Вытирает лоб платкам, садится на стулья у окна, говорит старикам.

Я знаю, что у меня внутри все сгнило, сгнило, сгнило, живого места нет, мясо одно, а он мне говорит, что у меня нет ни единой болезни, то есть - абсолютно! Он говорит, что у меня сердце как у быка! Вы понимаете это? Чья сейчас очередь?

СТАРУХА. Наша, наша!

МУЖЧИНА. А потом? Кто после вас?

ПАРЕНЬ. А потом – я. То есть, мы.

МУЖЧИНА. А кто потом, кто?

СЕРОЕ ПАЛТО. Я последний.

МУЖЧИНА. Какого ты черта молчишь, спрятался? Ты последним?

СЕРОЕ ПАЛЬТО. Почему на меня все кричат? Я сейчас уйду!

МУЖЧИНА. Значит - моя очередь за тобой, парень. Иди, иди.

СЕРОЕ ПАЛЬТО. Нет, я останусь!

МУЖЧИНА. Чокнутый, не все дома, сразу видно. (старикам) Нет, вы понимаете, понимаете меня? Я всю жизнь пил! Хвалиться, правда .особенно нечем, но он вдруг заявляет мне, что у меня все в полном порядке. абсолютно! Понимаете, что он придумал? Все в порядке! А если у меня все в порядке, то им такие не нужны! Не нужны!

Большая пауза.

ВСЕ. Как не нужны? Как это? Что вы такое говорите?

МУЖЧИНА. Им не нужны здоровые тела, ясно вам! Им нужны болезни в теле, болезни! И редкая болезнь выше ценится! Вот так! А если нет болезней – скатертью дорога! И он мне показал на дверь! А мне без денег сегодня… вот так! Выше! А ведь я всю жизнь пил! Я понимаю, что и тут у них все делается по блату, да, да, через заднее крыльцо! Ух, сволочи, сволочи! Я всю жизнь пил, он мне говорит. что никаких болезней! Скотина!

СТАРИК. Нина, что же делать? Я ведь никогда ни чем не болел.

Над дверью зажигается табло: «Входите!» Начинает трещать звонок.

МУЖЧИНА. Да он меня буквально вытолкал, сказал нечего шляться, когда я ему стал все объяснять! Вытолкать меня! Человека, который всю жизнь пил горькую! Кто же ему нужен тогда, кого он ждет интересно?! Кого?!

СТАРУХА. Позавчера ты жаловался, что у тебя болит спина! Вспомни! Позавчера ты говорил мне, что у тебя кололо в пояснице! Что болела спина! Ты помнишь, сказал, что очень сильно болит спина?!

МУЖЧИНА. Нет, нет, я буду жаловаться! В газету напишу на них! Негодяи! Я этого так не оставлю! Но сначала я снова зайду к нему и скажу пару ласковых! Соберусь вот с мыслями и зайду! Ведь это так неожиданно было, что я не успел ничего ему сказать! Ведь я был абсолютно уверен, что все будет в порядке! Ведь я всю жизнь пил специально, можно сказать для этого! Пил! Пил! Я зайду и скажу, все что о нем думаю!

СТАРИК. Спина поболела и перестала… Она сразу же перестала… А больше у меня ничего не болит, Нина…

МУЖЧИНА. Бездушный истукан! Куда ему понять сердце человека, который сидит без денег, которому нужны деньги по горло , под завязочку, позарез!

ПАРЕНЬ. (Девушке) Слава богу, у меня врожденный порок сердца… Все в полном порядке! Живем! Отлично молодцы! Как знали будто! Прекрасно!

СТАРУХА. (кричит) Не может быть, чтобы у тебя в твоем возрасте не обнаружили никаких болезней! Не может этого быть! Они есть у тебя, ты просто не знаешь! Да, да! ведь тебе уже восемьдесят два года! Болезни у тебя есть! Костя, подумай, что ты говоришь?!

ДЕВУШКА. Что ты сказал? Порок сердца? Это серьезно?

ПАРЕНЬ. Конечно! Здорово все складывается! Не бойся, что с тобой?

МУЖЧИНА. Негодяи, не найти меня у меня болезней! Ведь я пил всю жизнь, пил! Как верить после этого газетам?

ДЕВУШКА. Почему ты не говорил мне об этом раньше? Оля-ля! Вот это здорово! Ты ведь и вправду…

ПАРЕНЬ. Но ведь прожил же я спокойно .двадцать четыре года? Прожил? Ничего не произошло? Ну, значит, проживу еще два раза по столько! Главное, как мне всегда говорили – не волноваться. Нужно, чтобы не было стрессов ! Мы с тобой будем жить мирно и дружно, никаких волнений не будет, верно, киска?

СТАРУХА. Иди, иди, Костя, иди. Иди и помни, что…

ДЕВУШКА. Мне это не нравится.. Мне что-то вся эта штука совсем не нравится… Ты почему не говорил мне об этом ничего раньше? Почему? Почему?

СТАРИК. Нина, это бесполезно, уверяю тебя… зачем идти, если я не болен? Он отправит меня назад и никаких денег нам с тобой не получить…Нина. слышишь меня!

СТАРУХА. Иди, я тебе сказала! Иди немедленно, иди, иди! Что ты встал столбом?! Иди, черт побери!

Толкает старика в двери, тем более что звонок и надпись словно подгоняют старика и всех сидящих. Надпись мигает, звонок трещит невыносимо. Старик входит в кабинет.

БОЛЬШАЯ ПАУЗА. Мужчина бормочет про себя ругательства. Серое Пальто читает газету, старуха что-то шепчет. Звонок замолк, надпись погасла. Тишина.

СЕРОЕ ПАЛЬТО. (читает) «Считаем необходимый предпринять неотложные меры. Прежде всего, на наш взгляд, следует поручить МТСГНЛ сформулировать приоритетную программу «Ксенокосметики», направленную на кардинальное решение проблемы защиты населения и природной среды от особо опасных соединении…».

ДЕВУШКА. Да заткнись ты! Заткнись! ( парню) Виктор, я не сказала тебе самого главного. Понимаешь…

ПАРЕНЬ. Что, что моя ласточка? Кисонька! Все отлично! Все идет по намеченному плану! Все идет как нельзя лучше! Свадьбу мы отгрохаем на все общежитие! Не стыдно будет потом всю жизнь вспоминать! И главное – все так просто решилось, все так просто, элементарно! Все отлично, отлично!

ДЕВУШКА. Послушай! Что ты скачешь? Я не сказала тебе, что я беременна. У меня будет ребенок. Ты это понимаешь? До тебя доходит или нет?

ПАРЕНЬ. (помолчал) И ты молчала? Молчала? Не говорила мне? Молчала? Так это же великолепно! Это прекрасно! Отлично! Замечательно! Молодец, моя кисонька, моя Катечка,  Катечка, котеночек!

ДЕВУШКА. Послушай…

ПАРЕНЬ. Котенок мой, котенок, котенок…

ДЕВУШКА. Ты что, одурел совсем, да? Чокнулся? что с тобой?!

ПАРЕНЬ. Нет, ты представляешь – я отец! Я – отец! надо же вот такое придумать! Как здорово! Жизнь не напрасна, я живу не в пустую, недаром! Это здорово! Здорово!

ДЕВУШКА. Да слушай ты…

ПАРЕНЬ. Отец я! Я – отец! Правда, нам сейчас снова понадобятся деньги, да? Снова.. .Ах, черт! коляска, пеленки-paспашонки… Ну да это ерунда. Ерунда все. Что-нибудь придумаем, конечно, придумаем! Мы теперь вдвоем…Нет, втроем, что-нибудь придумаем! Нас трое уже! Уже есть маленькая жизнь, которая – моя! Это я ее придумал! О, господи, как прекрасно! Только вот деньги, деньги, деньги, вечно эти деньги… везде нужны деньги…

ДЕВУШКА. Да ты замолчишь или нет?! Ты заткнешься, говорю или будешь все так же вопить?! Заткнись! Заткнись!

ПАРЕНЬ. Что?

ДЕВУШКА. Ты сказал правду, что у тебя врожденный порок сердца? Это правда? Ну?

ПАРЕНЬ. Да, да. А чего ты так испугалась? Успокойся, милая. Все хорошо. Ничего страшного. Живут ведь люди, и я буду жить.. Что с тобой, моя маленькая?

ДЕВУШКА. Ага, вот как! Ничего страшного, да? Ты сказал – ничего страшного? Ты меня просто поражаешь! Просто страшно мне с тобой становится! Вот как твое лицо проявляется! Какой. эгоизм, ты только о себе думаешь, не обо мне, не о нашем ребенке! Да ты знаешь, что одна наша девчонка с пятого курса родила сына! Вот такого сыночка, калеку, какую-то слизь! У этого сыночка одна рука маленькая, сухая, а другая - нормальная! Ты представляешь, что она родила? От больного мужа перешло на ребенка! Он больной. алкоголик, и сын - урод! До тебя доходит или нет?

ПАРЕНЬ. Что мне нужно понять, скажи? Что с тобой произошло? Что понять?

ДЕВУШКА. А то! То! То! А то, что если вдруг… Господи, даже страшно представить, у меня мурашки по коже! Если у тебя порок сердца, то это передастся на потомство, то есть, на нашего ребенка. Нет, на моего ребенка, на моего?! Ты понимаешь это?

ПАРЕНЬ. Ну, перестань, не смеши меня, хватит. Сядь!

ДЕВУШКА. Отвечай мне, слышишь ты, что я тебе говорю?! Ты, скотина?!

ПАРЕНЬ Ну, ну, успокойся, чего ты так… Ты говоришь глупости. Ты просто перенервничалась. эта больница она давит на психику, я тебя понимаю… Катечка! Котеночек! Это не передается! Это – не может передаться! Ребенок родиться здоровый, я тебе обещаю… Он будет здоровый.., Глупости ты говоришь, глупости, сядь.

ДЕВУШКА. Нет, не глупости! Почему ты не говорил раньше, что у тебя порок сердца? Почему не говорил? Почему ты молчал об этом?! Почему? Я бы подумала , прежде чем с тобой лечь…

ПАРЕНЬ. Замолчи!

ДЕВУШКА. Да, да, да! Я смотрела на тебя – высокий, красивый, светловолосый, я думала, что у тебя будут здоровые дети! Это самое главное – здоровые, не больные дети! Понимаешь ты? Или хочешь испортить мне жизнь?! Почему ты не сказал? Я бы прежде подумала, подумала бы!

ПАРЕНЬ.(через паузу) Что ты такое говоришь… Что ты говоришь?… Я…я…люблю тебя… И ты, ты, ты тоже меня любишь! Ведь любишь, любишь, да?! Скажи, что любишь, что ты сказала со злости это… Просто так…Скажи, что ты меня любишь?! Ну, скажи?!

ДЕВУШКА. Любишь, любишь! Заладил, попугай! Заткнись! Нам нужно думать о ребенке! Какая тебе любовь? Нет, тебе это, я вижу, безразлично, ты только о себе, как животное какое, честное слово…. Я не собираюсь рожать на свет божий какую-нибудь «неведому зверушку»! Не собираюсь! Чтобы потом мучиться всю жизнь! Мучиться! Маяться! Я знаю, как мучаются родители с детьми-калеками, знаю! Убирать за ними до старости лет, выносить помои, стирать, кормить с ложечки, каждый день смотреть на уродство, мерзкое уродство и думать, что это ты, ты, а никто иной произвела на свет это чудовище! Понимаешь ли ты это? Тебе не понять, нет… Какой кретин, боже…как ты смел молчать о таких вещах, молчать?! Как ты смел?!

ПАРЕНЬ. Прекрати! Прекрати сейчас же! Сядь (пауза). Прости меня… Прости…извини, прошу тебя… Перестань плакать, не надо… Не надо… Зачем ты такое говоришь? Что тебе пришло в голову ,какая-то ерунда… Мы что, пришли сюда, чтобы ругаться, да? Ведь нет, нет, мой маленький? Нам деньги нужны на свадьбу! Слышишь? Вот и все, забудем, что мы такое тут говорили друг другу. Все!

ДЕВУШКА. Он ничего не понимает! Он не слышит меня! Я говорю, он слушает, но не слышит!

ПАРЕНЬ. Я все слышу. Посуди сама, сама посуди: если я буду здоров – нам не дадут денег. А мы сюда пришли ведь за деньгами, да? Успокойся, вытри слезы, вот так… А денежки нам с тобой надо на свадебку, ну? Все в порядке?

ДЕВУШКА. Какая тут свадебка? И даже разговоров не может быть! Все! Кончен бал – погасли свечи! Будь здоров, дорогой! Никаких разговоров… Вот хороша была бы я, если бы впуталась с тобoй в историю! Боже мои, боже мой, вот так дела! Тоже мне – свадьба! Завтра же я иду на аборт, в больницу! Завтра же! И никаких разговоров.,. Да, кстати денег на это дело ты мне дашь, ты,. да, да, не смотри на меня так! Твоя работа, ты и расплачивался… У меня ни копейки, у меня пустые карманы… Дашь, дашь денег, никуда не денешься! Скотина, подлец, сволочь ты этакая! Обманул, так обмануть меня, меня так никто не обманывал еще, никто! Облапошил, сволочь! С кем я связалась?!

Девушка рыдает.

ПАРЕНЬ. (долго молчит) Катечка, Катечка…Что с тобой… Ты что?… Что такое произошло? Ты можешь мне объяснить, что произошло… Какие-то пять минут прошло и все рушится, да? Ты шутишь, скажи мне? Скажи, что ты так разыграла меня… Ты просто плохо пошутила, неудачно очень пошутила, ведь так, да? Ты шутишь? Что с тобой? Что ты такое говоришь? Не пугай меня… Не пугай… Не надо … Что с тобой, скажи мне, милая моя…

ДЕВУШКА. Подлец, ненавижу тебя! Я ненавижу тебя! Подлец, ты самый настоящий подлец! Скотина!

Из кабинета выходит старик. Молча, тяжело опускается на стул.

СЕРОЕ ПАЛЬТО. «Этот номер передан из Москвы по фототелеграфу и отпечатан в нашей типографии. Индекс 59108, Б 012280. Тип. № 11465 – В. Первый выпуск!». Интересно…. Очень интересно…

СТАРУХА. Что, Костя, что?

СТАРИК. Он…сказал…зайти. Через пятнадцать минут…

СТАРУХА. Зачем? Зачем? Зачем? Всё в порядке? Ты болен? Ведь ты болен, да? Я вижу, что ты болен, да? Всё хорошо, да? Болен? Болен? Ну, скажи, что всё хорошо!

СТАРИК. Он…сказал…зайти через пятнадцать минут…. Так он сказал мне…. Через пятнадцать…

СТАРУХА. Вот и хорошо! Вот и прекрасно! Отлично! Молодец! Ты просто молодец у меня! Всё в порядке! Ты  болен! Болен! Хорошо, очень хорошо! Значит, через пятнадцать минут тебе дадут деньги, да? Очень хорошо, Костя, очень хорошо, Костя, Костенька мой дорогой! Он не сказал тебе, сколько денег нам дадут, нет, не сказал?

СТАРИК. Через пятнадцать минут…

СТАРУХА. Нам дадут деньги, Костя, дадут…. Всё хорошо, очень хорошо…

Старуха плачет. Снова зажигается табло «Входите!». Оглушительно трещит звонок.

МУЖЧИНА. Чья очередь? Кто сейчас?

СТАРУХА. Молодой человек, идите вы…. Пожалуйста…. Я пропущу вас, пропущу одну очередь…. Идите…. Я немного посижу возле Кости…. Здесь посижу…. Его нужно успокоить…идите, а потом я…. Идите…

Парень встал. Смотрит на девушку. Она не глядит на него. Он провел по ее руке своей ладонью, девушка отдернула руку. Парень вздрогнул, быстро входит в кабинет. Звонок сразу же замолкает.

СТАРУХА. Ноги ватные стали вдруг…. Извини, Костя…. Я немного посижу, а потом войду…. Сейчас не могу…. Это ведь не страшно? Нет, Костя? Не страшно? Он раздевает, да? Он осматривает тело? Да? Не страшно? Что он делает там, скажи?

СТАРИК. Не страшно. Совсем не страшно. Дай мне валидол.

СТАРУХА. У тебя закололо сердце, да? Да? Сердце? Прекрасно! Отлично! Очень хорошо! У меня тоже ноги отказали…. Это хорошо, так надо….  Костенька, всё очень хорошо! Вот, держи, мой милый…

Суетливо роется в старомодной, потертой сумочке, набитой чем попало. Достает валидол. Мужчина в это время подсаживается к девушке.

МУЖЧИНА. Девушка…. Не пугайтесь так…. Это я…. Вы что же, правда пойдете на аборт? А?

ДЕВУШКА. (кричит) Подслушивать – подло, подло! Скоты какие, сидят, уши развесили! Что вам надо? Что вы так смотрите? Не лезьте не в свои дела!

МУЖЧИНА. (обиделся) Уж и спросить нельзя…. Вы же так орали тут, что хоть затыкай уши – всё равно всё будет слышно! Всё! Скажите, дама?

СТАРУХА. Да, да, да! Мы стали свидетелями этой омерзительной сцены! Отвратительно, противно слушать было…. Костя, успокойся, не нервничай…. Болит у тебя сердце? Болит, болит или нет?

СТАРИК. Да…

СТАРУХА. Ну и хорошо…. Очень хорошо…. Прекрасно…

МУЖЧИНА. Скажите, дама: ну что это за молодёжь пошла нынче? Я представить себе не мог, что такая у нас молодёжь! Отвратительная просто! Неужели мы были такими? Где совесть, где совесть наша человеческая, молодежь? Где?!

ДЕВУШКА. Не ваше дело! Что вы лезете не в свое дело? Какое ваше дело, ну? Скажите, что надо вам, что?! Вы что же, хотите, чтоб я покалечила себе жизнь, с ребенком-уродом таскалась всю жизнь? Да, может быть, ребенок будет нормальный! Но где гарантия? Нужен здоровый отец для потомства! Здоровый! Как бы я жила с калекой, как?!

МУЖЧИНА. Да тихо, тихо вы! Я же наоборот, не о вас, а о нем, о вашем женишке! Правильно, что вы ему дали от ворот поворот! Как ему не стыдно! Порок сердца, к тому же врожденный – это ведь ужасно! Таких надо к ногтю сразу, при рождении! А он задумал еще делать детей, сволочь такая, сволочь! Плодить калек! Сволочь он, больше никто! Самая что ни на есть сволочь! И вы правильно сделали, правильно…

ДЕВУШКА. А-а…. а я думала, что…. Вот и я говорю ему то же самое! То же самое говорю! Ну, сами посудите, сами, что же это такое? Когда мы с ним познакомились, ведь не требовать же мне от него справку, верно? Ну, справку о состоянии здоровья? Неужели в следующий раз мне придется так делать? Ведь это даже как-то смешно будет, сами посудите!

СТАРУХА. Была бы моя власть, я бы так и установила: чтобы такую справку оба молодожена предъявляли в ЗАГСе, когда приходят регистрироваться! Оба причем! Чтобы не было никаких отклонений! А потом вдруг спохватываемся и начинаем бить в колокола: да откуда у нас в стране столько дебилов, калек?! Целые школы для них строятся, а далеко ли будет до городов? Они всю землю наполнят! Вот так и произойдет вырождение человечества! Надо думать о будущих поколениях! А калек и дебилов много, много, много! Они прожорливы, столько едят – страшно! Вот куда уходят деньги, вот куда, вот куда!

СТАРИК. О чем вы говорите, я не понимаю?

МУЖЧИНА. А-а, вы не знаете! Вот этот, который вошел сейчас, его ваша супруга пропустила вперед и, кстати, напрасно совершенно это сделала, так вот, этот сделал уже ребенка вот ей, а теперь вдруг выяснилось, что у него врожденный порок сердца! И, вполне возможно, что ребенок, которого она ждет – калека, тоже с таким же заболеванием! Раньше он ей этого сказать не мог, конечно, не мог! Не мог! Ему сейчас, конечно же, дадут квитанцию и он, конечно же, получит деньги! Умник! В шею таких бы вот гнал отсюда! В шею! В шею!

СТАРИК. (через паузу) Не лезьте не в свои дела. Ты, ты, ты, Нина, не суйся не в свои дела, ясно тебе? Не лезь, куда не надо!!!

СТАРУХА. Ты…. Ты почему на меня кричишь? Почему? Сейчас же прекрати, я тебе сказала! Если их тут найдет всяких разных с болезнями, то что потом? Потом нас с тобой не примут! Или…. Или еще, мало того, вдруг у них в кассе кончатся деньги! Наше счастье такое! Я уверена, что кончатся!

СТАРИК. Замолчи!!!

МУЖЧИНА. (девушке) Аборт, аборт вам надо, милая, делать, аборт. На всякий случай, пока не поздно еще. Еще не поздно, живота совсем не видно. И этого – главное по боку, по боку. Деньги возьмете на операцию у него. Это его работа – пусть платит! (смеется) Найдете себе сильного, здорового, хорошего. Здоровых детей сделаете! А это вам зачем? Зачем?

СТАРУХА. Да, да, уходите отсюда. Идите отсюда. Зачем вам теперь деньги? Завтра найдете его и он вам отдаст то, что вам надо. Всё равно ведь ваша свадьба расстроилась, ну и уходите отсюда. Идите отсюда, здесь хватает людей, которым нужны деньги, хватает! А вам они теперь не понадобятся! Идите, не создавайте ажиотажа и очереди! Уходите скорее!

ДЕВУШКА. Нет уж. Вы меня отсюда не выпроваживайте. Это моё дело. Посижу еще. Посижу.

МУЖЧИНА. Да тебе ведь говорят: иди отсюда, потаскуха!

ДЕВУШКА. Заткнись ты, рожа! Ишь ты, какой! Нашел потаскуху! Я тебе покажу потаскуху! Нечего, нечего меня выпроваживать! Посмотрите на них, какие умники! Нечего, нечего! Лишь бы деньги загребать!

СТАРУХА. Но ведь ты же здоровая, здоровая, здоровая?! Кто возьмет твое тело? Никто! Никому ты не нужна! И зачем тебе деньги? Зачем?!

МУЖЧИНА. Вали отсюда, тебе говорено?? Быстро!

ДЕВУШКА. (старухе) Не твое дело! Деньги всегда пригодятся. Деньги всегда нужны! Всегда нужны деньги и всем! А может я вовсе не такая, как кажется на первый взгляд! Может, я совсем больная! Это еще надо посмотреть, проверить! Деньги всегда нужны! Не одним вам только! Так что сидите тут все и не вякайте! Вот так вот!

СЕРОЕ ПАЛЬТО. Как? Уже всё? У меня кончились все газеты…

СТАРУХА. Ну ведь видно, видно же по тебе, деточка, по твоему лицу, по цвету лица, что ты здорова! Ты здоровая как телка!

СЕРОЕ ПАЛЬТО. Что видно? Не понимаю?

ДЕВУШКА. Нашла деточку! Сама – телка здоровая! Сама! Вот так. Там молодой врач? Ну вот. Мы с ним сговоримся. Всё будет как надо. Я это умею. Не девочка.

СЕРОЕ ПАЛЬТО. А-а, вот! Хорошо как! У меня есть еще книги!

Достает из сумки книгу, читает.

СТАРУХА. Какая наглость, скажите? Ах, какая наглость!

ДЕВУШКА. Вас-то уж не возьмут, уверяю вас. Не возьмут тебя, не возьмут! Кому нужно твое разваленное тело? Ты развалюха! А я – еще ничего себе!

СТАРУХА. (кричит) Меня возьмут, возьмут, возьмут!!!

Через приемную быстро проходят два санитара в черных халатах, с носилками.

ДЕВУШКА. (хохочет) Ну вот, вот уже! Просила – сейчас тебя заберут! Радуйся! Уже и носилки специально для тебя принесли! Какие только слова не говорит мне, старая ведьма, как только не называет! Телка, потаскуха! Погоди мне, выйдешь отсюда…. Ну, радуйся! Сейчас заберут тебя без всяких длинных предисловий! И пачку денег  в руки сунут! И сразу на анатомический стол! Ха-ха-ха!

Санитары вошли в кабинет.

СТАРУХА. (испуганно) Но ведь…. Это же не сразу…. Что она такое говорит, Костя? Ведь это же после, потом, когда-нибудь…. Сейчас ничего такого не будет…. Когда выдадут деньги и дадут их прожить, деньги надо прожить…. Костя, скажи ей! Скажи, что это не сразу, скажи немедленно! Слышишь?! Скажи!!!

Из кабинета выходит врач. Он необычайно красив. Словно сошел с обложки рекламного журнала. Строен, голубоглаз. Врач в белом халате, на голове шапочка.

ВРАЧ. Кто пришел с этим молодым человеком? Ну, который только что вошел в кабинет? Он был один, да? Кто он? Я спрашиваю, он пришел один? Нет?

ДЕВУШКА. Я…. А что такое?

ВРАЧ. (после паузы) Он умер. Тело мы отвезем в морг. Сообщите родственникам, пусть позаботятся о похоронах…. Вы меня хорошо поняли?

Большая пауза.

ДЕВУШКА. Как…умер?

ВРАЧ. Сердечный приступ. Сердце не выдержало. Внезапно. Я ничего не успел сделать. У него было очень расшатанное сердце. Интересный экземпляр. Очень… (пауза) Врожденный порок сердца, я хотел сказать. Так вы сообщите, надеюсь, родственникам. Кстати, передайте им, что мне нужно с ними кое о чем переговорить…

ДЕВУШКА. У него никого нет…. Он один…

ВРАЧ. Как нет? Что вы сказали?

ДЕВУШКА. Он один…. И я…. Мы хотели свадьбу…. Я не знала, что он может так…. Мы хотели, чтобы общежитие погуляло, чтобы потом долго помнили этот день…. Нет, нет, нет, это неправда! Я не верю! Не верю! Не может быть! Не может того быть! Нет, нет, нет!

ВРАЧ. Спокойнее. Итак, вы сказали, что родственников у него нет. Так? Очень хорошо. (улыбается) Значит, организацию похорон на себя берете вы, так? Вы ему кто? Жена? Невеста? Ну, быстро говорите!

ДЕВУШКА. Нет, нет, нет! Я ему никто! Никто! Никто!

ВРАЧ. Мне кажется, я слышал, что вы сказали что-то о свадьбе? Так? Вы только что сказали, что хотели сыграть с ним свадьбу? Да или нет? Отвечайте быстро! Ну?

ДЕВУШКА. Да, хотели…. Мы хотели…. Но…. Нет, нет. Нет! Я ему никто! Кто я ему? Мы на улице познакомились, он позвал меня сюда, посмотреть…. Нет, я ему просто знакомая! Никакой организации похорон! Вы что, с ума сошли! Откуда такие деньги – на похороны нужно много денег! Откуда у меня столько? Вы что?! Не может быть и речи! Я его знать не знаю! Я его первый раз вижу! У меня нет денег!

Молчание.

ВРАЧ. (усмехается) Очень хорошо. Просто отлично. Моя система работает безотказно. Но это неважно для вас, уважаемые посетители. Итак, очень хорошо. У него никого нет. Вы  хоронить не будете. Значит, тело поступает в наше полное распоряжение. (санитарам) Отнесите тело в наш морг. Вы меня поняли? Очень хорошо. Прекрасно идет прием. Не правда ли, дорогие мои? (потрепал девушку по щеке) Ну, кто следующий? Через пять минут прошу войти. (мужчине) Вам я, кажется, уже все сказал, вы свободны. (старику) А вы подумали над моим предложением? Итак, следующий через пять минут.

Врач уходит. Все долго стоят в оцепенении. Санитары выносят тело, покрытое простынью, на носилках. Девушка мельком глянула на носилки, опять уставилась на дверь.

ДЕВУШКА. Как он сказал? Как он сказал? Что он сказал, я не поняла?

МУЖЧИНА. Что, что! Очень просто! (шёпотом) Дура! Вот ты кто! Им бесплатно достался такой интересный экземпляр! Ты же слышала, что он сказал! Дурра ты, больше никто! Тело с врожденным пороком сердца – ведь это же такая редкость! Тем более – все отказались от него! Родственников нет, ты – отказалась! У него врожденный порок сердца! Позавидуешь, позавидуешь человеку!

СТАРИК. Мертвым не завидуют…

ДЕВУШКА. (кусая ногти) Как же так? Как же так? А деньги, стало быть…. А деньги как же?!

СТАРУХА. Если бы вы согласились хоронить его, вам бы, наверное, заплатили бы. Если бы поторговались, то весьма хорошо заплатили бы…. Но ведь вы, милашка, отказались, не так ли? Отказались от жениха! Эх, вы…

ДЕВУШКА. Пусть отдадут…. Пусть сейчас же отдадут…

МУЖЧИНА. Что вам отдать? Тело?

ДЕВУШКА. Нет, деньги…

МУЖЧИНА. Что же, вам просто так выдать деньги? Просто так? Чёрта с два! Ха-ха! Не дождетесь! Платить нужно за что-то, а тебе за что? Ха-ха! Нашла дураков! Не дождешься! Вот так! Не выдадут! Нет! Нет! Нет!

ДЕВУШКА. (растерянно) Пусть выдадут! Пусть выдадут! Пусть выдадут! Пусть!

СТАРУХА. Все, ч то они вам выдадут, уйдет на похороны. Вам что же, суета эта нужна, хлопоты эти? Уверяю вас, милашка, ничего не останется, никаких денег, еще и доплачивать придется! Самой доплачивать, из своего кармана! Похороны сейчас очень дорого стоят! Очень дорого! У тебя даже на аборт нет ни копейки! Чего же ты хочешь?

МУЖЧИНА. Вот именно, никакого навар не будет! Не будет! Да и кто ты ему такая, чтобы тебе выдавать деньги? Кто? Ведь аборт ты все равно будешь делать? Ребенка у тебя от него не будет – вот и все. Вы с ним чужие люди.

ДЕВУШКА. (схватилась за живот) Ребенок! Его ребенок» его ребенок! Ребенок!

МУЖЧИНА. Это еще неизвестно! Неизвестно, где ты его нагуляла! Где и с кем ты его сварганила! Так что – помалкивай. Иди, иди, докажи, что это – его ребенок! Нет, не докажешь! Не докажешь! Вот так!

ДЕВУШКА. Ребенка надо кормить, растить, покупать ему коляски-пеленки…. Он сам так говорил, понимаете? Ребенку нужно покупать молоко в бутылочках, я видела, как несли по улицам молоко в бутылочках…. Ребенку нужно будет есть…. Я не смогу сейчас его убить! Не смогу убить! Какой бы он ни был…. Но мне нужны деньги…

СТАРУХА. Вы же сами говорили, милашка, что сделаете аборт? Мы же все слышали! Что же это такое, как можно так нагло лгать, бесстыдница!

ДЕВУШКА. Это еще неизвестно! Ничего неизвестно! Я не могу теперь…. Ничего не ясно, не известно!

МУЖЧИНА. Но, но! Мы все свидетели! Мы подтвердим! Деньги тебе выдадут только тогда, когда ты родишь, ясно? А если не родишь – никаких денег! Я пойду в суд, но добьюсь этого! Я не позволю всяким шлюхам ни за что, ни про что получать такие бешеные деньги! Не позволю!

ДЕВУШКА. (мечется, ищет выход из ситуации) Замолчите! Замолчите! Все замолчите! Что вы орете! Что вы лезете не в свои дела! Деньги мне должны выдать сейчас же, немедленно! Сейчас же! А то потом они скажут, что потеряли какую-нибудь бумажку! Или скажут, что прошло много времени и уже поздно приходить за деньгами! У них вечно какие-нибудь отговорки! Пусть сейчас же, немедленно мне выдадут деньги! Немедленно! Отлайте мне мои деньги, пока время не ушло! Отдайте! Мои деньги отдайте мне!…

СТАРИК. (хрипит) Мне душно…

СЕРОЕ ПАЛЬТО. (удивленно) Какая смешная книга…. Я ничего в ней не понимаю…. Ничего! Не понимаю!

ДЕВУШКА. (стучит в дверь кабинета ногами, руками, кричит, что есть силы) Отдайте мне мои деньги! Они мне нужны! Вы слышите! Отдайте деньги за его тело! Оно дорогого стоит! Отдайте деньги немедленно! Слышите? Мои деньги! Деньги! Отдайте деньги! Деньги мои! Мои деньги! Отдайте! Деньги! Деньги.и-и-и-и-и!

Темнота.
Занавес.
Конец первого действия.

ВТОРОЕ ДЕЙСТВИЕ

Тот же тупик коридора. Правда, изменилось освещение и теперь коридор напоминает прозрачную клетку, словно летящую в воздухе. Нет почвы, основания у всего. Изменились и сами герои, нужно рассмотреть их внимательно. Вот Девушка: она сидит, нелепо вывернув ноги, выставив вперед живот, тяжело дышит. Она сдерживает рвоту, ее тошнит. Старуха сумасшедшими глазами смотрит перед собой – ничего не видит. Старик хрипит. Мужчина неспокоен, движения его конвульсивны. Только Серое Пальто спокойно – оно читает книгу.

СЕРОЕ ПАЛЬТО. «…Подберутся обстоятельства, подберутся. Поверьте, от частого упражнения и голова сделается находчивою. Прежде всего помните, что вам будут помогать. В сложности дела выигрыш многим: и чиновников нужно больше и жалованья им больше. Словом, втянуть в дело побольше лиц. Нет большой нужды, что иные напрасно попадут: да ведь им же оправдаться легко, им нужно отвечать на бумаги, им нужно откупиться. Вот уж и хлеб. Первое дело спутать. Так можно спутать, так всё перепутать, что никто ничего не поймет. Я почему спокоен? Потому что знаю, пусть только дела мои пойдут хуже, да я всех впутаю в свое, и губернатора, и вице-губернатора, и полицмейстера, и казначея, всех запутаю. Я знаю все их обстоятельства: и кто на кого сердится, и кто на кого дуется, и кто кого хочет упечь. Там, пожалуй, пусть их выпутываются. Да покуда они выпутаются, другие успеют нажиться. Ведь только в мутной воде и ловятся раки. Все только ждут, чтобы запутать…». Я ничего не могу понять! Всё запутано…что это? «Мёртвые души»…. Ну и название! А, вот здесь газетка, вот это мне, по мне!

Снимает с книги обертку – газету, углубился в чтение, хихикает тихо. Тишина.

ДЕВУШКА. Он умер…

Молчание.

ДЕВУШКА. Умер он…

СТАРИК. (в забытьи) Человек может отравиться случайно или нарочно. Если спохватиться вовремя, то можно не дать человеку умереть…. Лучше всего помочь, если наверное знаешь, чем человек отравился…. Потому что от каждой отравы есть верное средство…

Молчание.

СТАРУХА. Что? Что ты такое говоришь? Я плохо слышу, Костя, о чем ты сейчас говорил?

СТАРИК. (всё так же, через паузу) После отравы у человека обыкновенно делается сильная рвота…. Сначала его рвет пищей, потом слюной и, наконец, кровью…. Вместе с рвотою делается страшная боль под ложечкой, человек кричит, катается от боли…. После того может сделаться, что руки и ноги холодеют…

СТАРУХА. Что ты говоришь? Что ты говоришь? Что ты говоришь? Опомнись, что с тобой?!

СТАРИК. Руки и ноги холодеют…. Человек весь посинеет, делается судорога, спяка и человек умирает через два-три часа…

СТАРУХА. (кричит) Что с тобой?! Что с тобой, Костя?! Замолчи! Замолчи сейчас же! Сейчас же!

ДЕВУШКА. Он умер. Его больше нет. И никогда не будет. Всё кончено. Не будет его. Он умер. Умер он.

МУЖЧИНА. Да что же это такое, чёрт побери?! Почему, почему, почему нас никто не вызывает?! Почему мы сидим тут как истуканы! Почему?! Почему не горит это чёртово табло, кто мне объяснит?! Почему? Почему? Почему?

СТАРИК. Он обедает. Он – ест. Обедает он. Ест он. У него тоже перерыв. Он собирается с силами. С силами собирается он…. У него обед.

ДЕВУШКА. Как он может есть в этой комнате? Как?! Как его не воротит, не тошнит?! Я представляю, как он достает из сумки, из тряпичной сумки, два бутерброда с маслом, один бутерброд с колбасой, два яйца…. Ему все это уложила в сумку мама дома…. Он ест, солит яйца и ест их, запихивает себе в рот, крошки валятся на пол…. А он всё ест, ест и ест…. Как его не тошнит?! Как он мерзок, гадок, отвратителен, он словно студень, студень, студень! Гадок, гадок, омерзителен! Его отвратительные глаза. Синие, как у чёрта, всё его тело, руки, ноги отвратительны! Он студень, студень, студень!

СТАРУХА. Я раньше очень любила готовить студень. Очень любила и умела, как мне говорили все, готовить студень. Всем нравилось, как я его готовила. Когда я готовила студень – нравилось всем. Нужно взять ножки и выварить их хорошенько, а потом…

МУЖЧИНА. Студень – мое любимое блюдо. Мое самое любимое блюдо – студень. Я очень люблю студень.

СТАРИК. (снова в забытьи) Может случиться, что рвоты не будет, а сразу сделается бред, человек мечется как полоумный, не помнит себя, зрачки глаз станут широкие, лицо – красное, а потом вдруг делается спяка и человек сразу же умирает, сразу же, сразу же…

СТАРУХА. Замолчи, умоляю тебя, Костя, умоляю тебя, замолчи, замолчи, замолчи, замолчи!

СТАРИК. Лучшее средство против мышьяка – жженая магнезия…. Лучшее средство против мышьяка…

СТАРУХА. Боже…. Боже…. Боже…. Боже…. Он сошел с ума…. Он сошел с ума…

СТАРИК. (глухо) Прости. Прости меня. Прости меня, Нина…. Я с детства боялся отравления…. Моя мать отравилась фосфорными спичками из-за того, что наш отец ушел к другой…. Мне тогда было шесть лет…. Она отравилась спичками…. Помню, что ее рвота светилась в темноте и от нее самой пахло спичками…. Даже когда она лежала в гробу я помню, в комнате невыносимо пахло спичками…. Нужно было давать ей взбитые белки и жженую магнезию…. Но мы не знали об этом, не знали, как ее лечить…. И она умерла через два дня…. Она страшно мучилась, я очень хорошо помню это…

СТАРУХА. Зачем, зачем ты это говоришь? Зачем ты говоришь мне все это?! Зачем?!

ДЕВУШКА. Он умер. Умер он.

МУЖЧИНА. Да чтоб он там подавился! Чтоб он подавился! Чтоб ему кусок встал поперек горла! Чтоб он сдох там сейчас же, сию секунду, сей момент! Чтоб он…. Нет, нет, нет, нет, что я говорю!!! (закрывает лицо руками)

СТАРИК. В детстве я выучил наизусть главу из книги «Хорошая хозяйка»…. Там было рассказано об отравлениях…. Я думал о том, как бы я помог матери, если бы знал, что нужно делать при отравлениях…. Значит, Нина, это судьба…

СТАРУХА. Что – судьба?

СТАРИК. Мне судьба умереть от яда.

СТАРУХА. Какого яда? О чем ты говоришь? О какой смерти ты говоришь? Мы будем жить долго. Очень долго. У нас впереди еще много лет счастливой жизни. Что ты болтаешь? Что ты такое говоришь?

СТАРИК. Нина, послушай меня. Я был у него, там, и он сказал мне, что мое тело ему не подходит. Им мое тело не подходит. Мое тело – не подходит.

СТАРУХА. Как – не подходит? Не подходит? Как?

СТАРИК. Он сказал мне, что я совершенно здоров.

СТАРУХА. Как здоров? Как? Как? Здоров? Как?

СТАРИК. Тише, не шуми. Никто не должен слышать. Ты поймешь все правильно. Слушай меня. Я договорился с ним, что войду через пятнадцать минут и он мне поставит укол. Им нужны теплые тела, не остывшие, для операции, пересадки и всего прочего. Он поставит мне укол. Я сразу же умру. Сразу…. Но ты получишь деньги…. В два раза больше, чем если бы они нам дали при условии, что наши тела после смерти перейдут в их распоряжение…. Ты получишь деньги. Много денег…. Нам нужны деньги…. Нам нужны деньги!!!

СТАРУХА. Как – укол?

СТАРИК. Яд. Яд! Он поставит мне укол! При отравлении взбитые белки и жженая магнезия…. Помогают взбитые белки и жженая магнезия…. Жженая магнезия…. Какое слово страшное! Нам нужны деньги…

СТАРУХА. Я не понимаю…

СТАРИК. Ты ничего не знаешь и знать не должна. Об этом молчи. Возьми деньги и иди…. Никто не должен знать об этом…. Я умер сам, своей смертью! Понимаешь? Это тайна, никто не должен знать!

СТАРУХА. Только один укол? Только один?

СТАРИК. Только один укол. Только один. Он дал мне на решение пятнадцать минут. Я решил. Я хорошо подумал. Мне восемьдесят два года. Я решил. Я все решил, Нина…

Молчание. Зажигается табло «Входите!». Трещит звонок. Старик встал. Встала и старуха.

СТАРУХА. Иди!… Иди …. Иди…. Прощай.

Молчание. Старик смотрит Старухе в глаза.

СТАРИК. Мне восемьдесят два года…. Я решил…. Нам с тобой нужны деньги…. Нам нужны деньги…. Деньги нужны нам…. Нам нужны деньги…. Прощай.

Трещание звонка становится невыносимым.. Словно воет сирена, а не звонок звенит. Старик входит в кабинет. Резкая, оглушающая тишина. Старуха села.

СТАРУХА. Жженая магнезия…. Взбитые белки…. Когда-то я умела готовить студень.

ДЕВУШКА. Он умер…. Умер он…. Это права…. Зачем мне жить…. Зачем нам жить?! Зачем жить нам…

СЕРОЕ ПАЛЬТО. Это замечательно! (читает) «Нельзя не отметить чрезвычайной активности. Мы, однако, надо прямо и открыто сказать, оказались в непростой ситуации. Ведь только число записавшихся для выступления превысило все рамки. Дух требовательности, острой и принципиальной постановки вопросов, и в то же время товарищества, можно даже сказать, доброжелательства, не побоимся этого слова, по отношению друг к другу. И это тоже пример для всех. Так и должно быть между единомышленниками, людьми, которые взялись за великое дело, и чувствуют за своей спиной десятки, сотни, тысячи, миллионы своих товарищей…». Замечательно! Просто замечательно! Как это здорово! Здорово! Прекрасно это! Это прекрасно!

В приемную неуверенно входит женщина в черной вуали, прикрывающей лицо.

ЖЕНЩИНА. Скажите…это здесь ведется прием? Да? Кто здесь будет крайний?

ДЕВУШКА. Крайний…. Кто крайний…. Будто в очереди за арбузами…. За арбузами в очереди будто…

ЖЕНЩИНА. Так кто же?

Мужчина встает, удивленно подходит к женщине, она резко отстранилась, забилась в угол, машет руками.

МУЖЧИНА. Ты? Ты здесь? Ты? Ты? Почему ты здесь? Почему здесь ты? Здесь!

ЖЕНЩИНА. Нет! Нет! Нет! Этого не может быть! Нет! Нет! Нет! Нет! Нет! Нет! Не может быть!

Молчание. Тишина.

МУЖЧИНА. Зачем ты пришла сюда, скажи? Зачем ты пришла? Что тебе здесь нужно?

ЖЕНЩИНА. Я хотела помочь тебе…. Я хочу помочь тебе! Я должна помочь тебе, должна! Помочь!

МУЖЧИНА. Я бы сам…сам справился…. Вернее, мне хватит денег, которые дадут за мое тело…. Мне хватит их, слышишь?!

ЖЕНЩИНА. Я хотела помочь тебе! Я помочь тебе хотела! Чтобы не ты, не твое…тело, а мое…. Я люблю тебя, люблю, люблю, люблю тебя, люблю! Я должна тебе помочь! Никто тебе не поможет, мы одни, больше нет никого на всем свете! Кто может помочь нам? Только я помогу тебе!

МУЖЧИНА. Что ты говоришь? Что за слова ты говоришь? Тут слушают все, не говори так, замолчи…. Не надо тебе приходить сюда, тебе нечего здесь делать…. Уходи сейчас же, сейчас же уходи, прошу тебя…

Женщина. Я тебя люблю, люблю!

МУЖЧИНА. Перестань. Не надо. Не говори так, как ты не говорила никогда…. Ты так никогда не говорила…. Не надо так говорить…. Перестань, пожалуйста…. Не говори. Я все сделаю сам, уходи отсюда, тебе здесь нечего делать…

ДЕВУШКА. (глухо, через паузу) Вашему мужу отказали…. Или он ваш любовник? Ему отказали…. Он здоров, как бык…. Вы не получите денег…. Вам нет спасенья, вы не найдете его здесь…. Спасенья вам нет. Нет вам спасенья…

ЖЕНЩИНА. Это правда? Это правда?

МУЖЧИНА. Это правда…. Но я сейчас пойду снова к нему, буду молить его, целовать ему ноги, просить, умолять! Неужели он не сможет ничего сделать? Я упрошу его! Я буду стоять перед ним на коленях! Неужели он откажет?

ЖЕНЩИНА. (не слушая) Это правда? Правда? Да? (радостно) Ну и прекрасно! Ну и хорошо! Очень хорошо! Хорошо! Ты будешь жить долго! Ты здоров! Долго жить! Долго! Долго! Ты будешь жить! У тебя еще впереди много лет жизни! Ты еще не старый, ты еще молодой у меня! Ты будешь долго жить! Мы будем жить долго! Очень хорошо!

Молчание. Женщина прижалась к Мужчине. Тот прячет в руках лицо, плачет. Она гладит его, тоже рыдает.

ДЕВУШКА. (глухо) Чему вы радуетесь? Чему? Вам нужны деньги, а не здоровье любимого человека…. Здоровье его – это воздух, который ничего не стоит, это слова…. А вам нужны деньги…. Нам всем нужны деньги, за ними мы и пришли сюда…. Деньги нужны. Деньги! Деньги!

ЖЕНЩИНА. Нет, нет, нет! Что вы такое говорите? Вы, наверное, никогда не любили! Вы бездушная и жестокая! Вы не любили никогда другого человека!

ДЕВУШКА. Я? Я не любила…. Я не любила? Да, я не любила никогда другого человека…

ЖЕНЩИНА. Да, да, да, конечно! Вы не любили и не любите! Нет ничего дороже любимого человека…. Нет! Нет! Деньги мы найдем! Я пойду туда, верно? Правда, да? Я схожу туда и мы найдем деньги. Правда? Верно?

МУЖЧИНА. Нет, нет! Что ты выдумала?

ЖЕНЩИНА. Да, да, да! Так и будет! Я пойду туда и все будет в полном порядке…. Нам нужны деньги, понимаешь?

МУЖЧИНА. (неуверенно) Не надо тебе этого делать…. Не надо…. Это я виноват во всем…. Я сам буду доставать деньги…. Это мне нужны деньги, мне…. Ты никуда не пойдешь, никуда! Я сам виноват и сам буду расплачиваться! Мне расплачиваться, мне, мне, мне!

ЖЕНЩИНА. (уверенно) Ничего, ничего, ничего…. Я пойду! Я пойду! Ничего страшного! А деньги нужны нам, а не тебе одному. Деньги нужны нам! Нам! Ты не один. Не один ты, слышишь меня? Не один!

МУЖЧИНА. Это страшно. Жить с этим – страшно.

ЖЕНЩИНА. (весело) Ни-че-го! Ничего страшного! Ничего! Все в полном порядке! Страшнее другое. Совсем другое страшно. Страшно. То, другое, страшно.

МУЖЧИНА. О чем ты говоришь?

ЖЕНЩИНА. Ничего, ничего. Понимаешь, я была в таком отчаянии, что решила пойти…. Нет, я хотела пойти на улицу, как эти…. Понимаешь?

МУЖЧИНА. Что? Что ты сказала?

ЖЕНЩИНА. (поспешно) Нет! Нет! Я не пошла туда! Не пошла! Я была в отчаянии, я боялась за тебя, и подумала, что это – единственный выход…. Больше никак нельзя выйти из положения…. И я подумала об этом…. Я даже вышла на улицу, пошла, как ходят они…. Я увидела на себе взгляды, которые словно раздевали меня, словно ели меня, словно буравили…

МУЖЧИНА. Как ты могла…. Как ты могла такое сделать? Как ты могла? Ты сделала это? Нет?

ЖЕНЩИНА. Нет, нет, нет! Я тут же выкинула это из головы! Я тут же забыла об этом! Выкинула из головы! Вы-ки-ну-ла! Жить с этим в сердце – страшнее некуда…. Это самое страшное…. А это – ерунда! Здесь – совсем иначе! Это просто наивно по-детски то, что мы хотим сделать…. Это лишь слова, воздух, бумажка ничего не значащая, это ерунда…. Ведь тут продаешь не душу свою, а тело! Главное – ты не продашь! Душа – самое главное! Главное: продать тело можно, но нельзя, ни в коем случае нельзя продавать душу! Душу! А здесь – ерунда! Продать тело после своей смерти – это ерунда, это воздух! Слова! А там – там бы я продала свою душу…. Там не тело продаешь, а душу…. Понимаешь? Это страшно!

В кабинете раздался вскрик. Какой-то дикий, визгливо-резкий. Старуха вскочила, словно ждала этого звука, вскинула руки.

СТАРУХА. (кричит) Это он! Он! Он!

Дверь кабинета распахнулась. Удерживаемый врачом, рвется старик.

СТАРИК. (хрипит) Жить…. Только жить…. Любой ценой…. Любой…. Жи-и-и-ить…. Жи-ить!

ВРАЧ. (зажимает старику рот) С ним стало плохо! У него нервный припадок! Нервный припадок! Не слушайте его! Он сошел с ума! Заткните уши! Немедленно заткните уши! Не слушать! Уши! Уши, сказал! Молчи, падаль! Молчи! Заткнись! Сейчас же!…

Старик упал на пол. Изо рта у него бежит кровь. Все вскочили и испуганно прижались к стенкам. Старуха смотрит широко открытыми глазами на старика.

СТАРИК. (хрипит) Жженая магнезия…. Жженая магнезия…. Магнезия-а-а…

Молчание. Врач положил руку старику на грудь.

ВРАЧ. (весело) Ну вот, готов. Готов! (спохватился) Он умер. Умер он. Сердечный приступ, вы сами видели. Нервный припадок. Кто скажет, что это было не так, ну?

Молчание.

Вот и прекрасно. Все видели, что у него не выдержало сердце. Атмосфера нашей больницы тягостна для стариков. И для молодых тоже. Но такова жизнь. Ничего не поделаешь. У него не выдержало сердце. Бывает.

Молчание.

СТАРУХА. У него всегда было здоровое сердце здорового человека. Большое сердце здорового человека.

Молчание.

ВРАЧ. Смерть – неизбежна. Не надо расстраиваться, все в полном порядке. .Какая у него была сила, однако! Как люди хотят жить, даже удивительно… (тихо, Старухе) Деньги вы можете получить сегодня же. Сейчас же. Слышите? Сейчас вы получите деньги. Он сказал мне, что деньги должны получить вы. Сейчас же.

Молчание.

СТАРУХА. Тело вы заберете?

ВРАЧ. Да, немедленно, пока не остыло. Я вызову санитаров. Сейчас же…

Уходит в кабинет. Старуха встала на колени, провела по лицу старика рукой.

СТАРУХА. Вот. Конец всему. Всему конец. Так быстро? Конец всему?

Входят санитары. Врач вышел из кабинета, помогает санитарам уложить тело старика. Накрывает его белой простынью. Молчание.

ВРАЧ. (санитарам) Быстрее, быстрее! Еще есть время! Быстро, в наш морг! Скажите, чтобы сделали всё необходимое, срочно, прошло всего несколько минут…. Быстрее, что вы еле-еле двигаетесь! Чёрт возьми!

Санитары унесли носилки. Молчание. Врач осмотрел всех, весело:

Ну что же, прием продолжается. Еще есть время. Постараемся принять всех. Прошу простить, что заставляю ждать. Итак, всё в порядке. Через минуту прошу входить следующего. Так. Та-ак. Сейчас вы, да? (Старухе) Вы слышите меня? Сейчас ваша очередь.

СТАРУХА. Да.

ВРАЧ. Входите. Мы все уладим. Через минуту прошу вас.

Врач уходит. Старуха стоит. Все подавлены.

ДЕВУШКА. И он умер…. Мы все умрем…. Лучше умереть, чем жить так…

СТАРУХА. (спокойно) Сейчас моя очередь.

ДЕВУШКА. Следующая я. После вас.

СТАРУХА. (достала из сумочки ручку, клочок бумаги, что-то написала на нем, протянула листок девушке) Уходи отсюда…. Сейчас же уходи. Ты не войдешь туда.

ДЕВУШКА. (испуганно) Что это? Что?

СТАРУХА. Там всё написано. Всё. Ты получишь деньги за нас обоих. За меня и за Костю. За мое тело и за тело Кости. Нам теперь все равно. Теперь ничего не надо. Теперь ничего не нужно. Не нужно денег. Нам не нужно денег. Тебе нужно жить. Тебе и ему. Как я не могла раньше догадаться, что мертвым не нужны деньги и все долги их уходят с ними в могилу. А то, что помянут плохо – мы не услышим. Нам не нужно ничего. Мы ушли навсегда. Он ушел, а теперь и я. Мы должны умереть в один день. Мы так договаривались, что умрем в один день. А теперь – зачем мне жить? Тебе нужно жить. Тебе и ему. (кричит) Слышишь меня?!

Резко встала и вошла в кабинет, тем более, что над кабинетом давно уже мигает надпись»Входите» и оглушительно трезвонит звонок. Молчание. После ухода Старухи – тишина.

ДЕВУШКА. (испуганно) Что она сделала? Что наделала она? Ведь это…. Ведь по этой бумажке я получу деньги…. Много денег получу я у них…. За двоих…. Сразу за двоих получу деньги…. Ведь этого мне хватит надолго…. Значит…. Значит – она тоже, да?! Решила тоже, да…. Из-за него…. А я из-за него…. Я буду жить?! Неужели я смогу жить?! Не смогу! Но я не одна…. Мне нужно жить…

Девушка встала, качается, расширенными глазами смотрит на бумагу. В ее глазах – ужас, страх, отчаяние, любовь, счастье, ненависть…. Прижав бумагу к животу, она медленно идет прочь из комнаты. Медленно, шатаясь, словно обезумевшая. На пороге она внезапно замирает, поворачивает лицо.

ДЕВУШКА. Что это?…. Что это?…. Он шевельнулся, да? Я чувствую, он шевельнулся…. Мне надо жить…. Нужно жить…. Нужно обязательно жить…. Жить…. Жить…

Уходит. Молчание.

МУЖЧИНА. О чем он говорил, ты не поняла?

ЖЕНЩИНА. Что? Что ты говоришь?

МУЖЧИНА. Старик, умирая, все время повторял о какой-то магнезии…. Магнезии…. Что это такое, в первый раз слышу это слово…. Магнезия…. Магнезия-а-а-а…

ЖЕНЩИНА. Сейчас – моя очередь. Сейчас – я пойду…. Да? Сейчас должна я идти? Или же он?

МУЖЧИНА. Правда, что у него глаза как студень? Катающиеся голубые глаза? Похожи на студень?

ЖЕНЩИНА. Я не увидела у него глаз. Их у него нет, мне кажется…. Он без глаз…. Будто не лицо, а блин, на котором ничего нет…. У него просто  ровное лицо! Да, да, я вспомнила, что у него нет лица!

В кабинете слышен вскрик. Тишина. Молчание.

МУЖЧИНА. У него нет лица, у него нет лица… у него ровно место вместо лица…. Вместо лица – ровное место…. У него нет лица…

ЖЕНЩИНА. Сейчас моя очередь, да? Сейчас я? Или не я? Сейчас моя очередь? Мне уже можно входить? Да или нет?

Молчание. Зажигается табло  и верещит звонок. Он заглушает слова Мужчины и Женщины. Мужчина держит ее за руку, а она рвется в кабинет. Серое Пальто читает, невозмутимо, газету:

СЕРОЕ ПАЛЬТО. «…Резко возрастает стимул к труду: проста и понятна каждому система распределения доходов /плата за аренду основных фондов – государству, остальное – на усмотрение коллектива/. Отпадает надобность…».

МУЖЧИНА. (держит Женщину за руку) Нет, нет, нет! Не надо, прошу тебя! Нет, нет, нет!!!

СЕРОЕ ПАЛЬТО. «…надобность во всяких указаниях, инструкциях, ограничениях сверху, кроме согласованного с коллективом…».

ЖЕНЩИНА. (кричит) Да, да, да! Сейчас моя очередь! Она была крайняя! Сейчас моя очередь! Она ушла и теперь должна я! Моя очередь! Моя!

СЕРОЕ ПАЛЬТО. «…Нам предстоит довести принципы реформы до каждого первичного трудового коллектива, до каждого человека, до каждой личности…».

МУЖЧИНА. Нет, нет, нет! Пойду я! Я пойду, ты не пойдешь! Я не пущу тебя! Не пущу! Не надо, прошу тебя! Не пущу, не пущу тебя! Нет, нет! Нет!

ЖЕНЩИНА. Пусти! Пусти! Нам нужны деньги! Нам так нужны деньги! Пусти меня! Пусти! Деньги! Деньги! Нам с тобой нужны деньги! Пусти меня! Пусти! Пусти!

Внезапно становится тихо. Замолчал звонок, погасла надпись. Мужчина и Женщина замерли. Серое Пальто продолжает.

СЕРОЕ ПАЛЬТО. «…Предстоит до конца преодолеть уравнительность, везде и всюду оплачивая труд в соответствии с его количеством и качеством…».

Дверь тихо открывается. Выходит Врач. Осмотрел Мужчину и Женщину. Входят санитары.

ВРАЧ. (санитарам) Заберите там это…. И быстрее, быстрее, шевелитесь…

Санитары проходят в кабинет, выносят носилки. Быстро несут их. На носилках – тело, накрытое простынью. Простынь в крови.

СЕРОЕ ПАЛЬТО. (читает газету, хихикает) «Газета передана по фототелеграфу. Отпечатана в нашей типографии. Заказ номер 2001 Б 045235 50050.». Ах, как здорово! Как это прекрасно!

Смотрит на Врача. Врач подходит к нему.

ВРАЧ. Вот самый интересный экземпляр. Просто поразительный экземпляр. Ничего не видеть, ничего не слышать. Редчайшая болезнь. Не наследственная. Благоприобретенная. Скажем «а»…. и откроем рот…

Наклонился к Серому Пальто.

СЕРОЕ ПАЛЬТО. А-а-а… (открыл рот)

ВРАЧ. Сегодня утром ели лук. Чувствуется. Прекрасный экземпляр. Отёчные руки, геморрой, больная печень. Всё видно по вашему лицу…. Просто отлично. Шизофрения с параноидальными процессами…. Заходите сейчас вы.

СТАРОЕ ПАЛЬТО. Что, доктор? Уже моя очередь, да?

ВРАЧ. Да, да. Прошу вас. Заходите.

СЕРОЕ ПАЛЬТО. Как быстро, доктор! Как хорошо! Мне нужно запломбировать зубик. В нем образовалась дырочка и сейчас это для меня не совсем удобно. Пальто можно не снимать?

ВРАЧ. Что вы сказали?

СЕРОЕ ПАЛЬТО. Я говорю, южно снять пальто, да? Мне зубик –запломбировать. Понимаете, это не совсем удобно. Но иногда мне даже нравится, когда в дупло попадает кусочек вкусной пищи, и его можно выковырнуть языком через много часов после того, как принимал пищу…. И сразу же вспоминаешь о вкусной еде, которую ты ел совсем недавно…. Это очень приятно…. Вам непонятно это, да?

ВРАЧ. Зубик? Да?

СЕРОЕ ПАЛЬТО. Да, зубик…. А что, я что-то не так сделал? Почему вы так смотрите на меня? Или, может быть, я не туда попал? Здесь работает стоматолог?

ВРАЧ. К сожалению, прием окончен. Я работаю до половины шестого. Сейчас – половина шестого. Прием окончен!

СЕРОЕ ПАЛЬТО. А как же зубик?

МУЖЧИНА. Вы должны нас принять! Должны! Я прошу вас!

ЖЕНЩИНА. Примите нас! Пожалуйста! Будьте так добры! Нам очень нужно! Пожалуйста! Доктор, вы должны быть добры к нам! Пожалуйста!

ВРАЧ. На сегодня прием окончен. Достаточно. Всех прошу встать. Вперед. Шагом марш!

Женщина, Мужчина и Серое Пальто встали по стойке смирно. Начали маршировать по команде врача.

ЖЕНЩИНА. Доктор, примите нас сегодня…

ВРАЧ. Не рассуждать! Вперед! Пойте песню! Ну! Песню!

Все трое что-то поют.

Стоять! Прекрасно. Отлично. Новы – лучше всех. Отличный экземпляр…. Итак, завтра с утра всех попрошу ко мне, на прием. Как я вас обожаю…. Как я вас всех люблю…. Одна только загадка в вас не дает мне покоя, лишь одна, одна! Ваши тела я взвешиваю перед смертью, а потом – как только они начинают остывать…. Тело становится легче на пять-шесть грамм. Вот эти пять грамм не дают мне покоя, не дают, не дают! Я хочу поймать их, поймать вашу душу! Мне еще долго придется ковыряться в ваших кишках и отыскивать ее, вашу душу…. Ничего, я поймаю ее…. Обязательно поймаю…. Обязательно! Всего лишь несколько грамм…

СЕРОЕ ПАЛЬТО. Доктор, вы мне не сказали…. А как же зубик?

ВРАЧ. (долго смотрит на него) На сегодня – прием окончен.

Врач снимает халат и шапочку, бросает на стулья. Он в коричневом костюме. Врач – это веселый, красивый, беззаботный, неотразимый человек. Нам всем безумно знакомо его лицо. Врач заразительно хохочет.

Занавес.

Конец