Николай Коляда

новости | пьесы |книги |биография |интервью |живой журнал |видеоархив



Золушка

admin  — 29.09.10, 12:23 am

новости

сохранить пьесу  скачать

ШАРЛЬ ПЕРРО
ЗОЛУШКА
Сказка с превращениями в одном действии

Инсценировка Николая Коляды


Действующие лица:

ЗОЛУШКА
МАЧЕХА
МАТИЛЬДА
ИЗОЛЬДА
ФЕЯ
ПРИНЦ
КОРОЛЬ

Действие сказки происходит в доме Мачехи Золушки и в королевском дворце.

 

 
ПЕРВАЯ КАРТИНА

В доме, где живет Золушка — суматоха. Мачеха и две сестры Золушки — Матильда и Изольда собираются на бал. Всё вверх дном: платья, шляпки, туфли, перчатки! Но о порядке в доме Мачеха и ее родные дочки не заботятся: главное выглядеть понаряднее, авось Принц какой-то из двух дочек и предложит руку и сердце, а уж порядок в доме пусть наводит Золушка — неродная дочка мачехи: такова ее судьба, бедной.

МАЧЕХА. Скорее, скорее, рыбоньки ненаглядные, мармулеточки бесценные, куколки базарные, бабаиньки драгоценные, цветочки, зайки, птички, ласточки сладкие! Мы должны самые первые приехать на бал, на день рождения Принца, и тогда Принц обязательно обратить именно на нас внимание! О, как долго я ждала, чтобы ему, сопляку, наконец-то стукнуло бы восемнадцать! И вот — ему стукнуло!

ИЗОЛЬДА (она толстая, кривая и злая). Я тоже ждала долго! И наконец ему стукнуло! (Жует яблоко).

МАТИЛЬДА (она худая, рыжая и тоже вечно злая). Да, так долго ты ждала, что тебе самой бабахнуло тридцать!

ИЗОЛЬДА. Не завидуй.

МАТИЛЬДА. Чему? Тому, то ты скоро треснешь от обжорства? (Хохочет).

ИЗОЛЬДА. Сама скоро треснешь — от жадности! Глянь в зеркало, не играй в девочку, тебе скоро самой двадцать восемь!

МАТИЛЬДА. И не двадцать восемь, не ври, а двадцать семь и семь месяцев! Всё равно я моложе! Мамаша, вы помните, что обещали мне на день рождения кольцо с бриллиантами и серьги с алмазами? Уже скоро!

МАЧЕХА. Да рыбоньки же вы ненаглядные, мармулеточки бесценные, куколки базарные, бабаиньки драгоценные, цветочки, зайки, птички, ласточки сладкие — молчите, заткнитесь, пожалуйста, не ссорьтесь вы и не говорите никогда вслух никому о своём возрасте! Золушка вас так загримировала, что вам на вид лет двенадцать, ну — от силы тринадцать. А в этом возрасте в нашем королевстве замуж уже можно, уже пора.

МАТИЛЬДА. Пусть не лезет!

ИЗОЛЬДА. Пусть не задирает меня!

МАЧЕХА. Матильда, да прекрати же ты, наконец, есть! Сколько в тебя лезет, уму непостижимо! Дочечка, рыбонька, мне ведь не жалко, но нельзя же столько кушать и кушать, просто не кушать, а жрать как-то! Изольда, не злись! Господи, рыбоньки мои, сколько у меня с вами забот! Золушка, гадкая же ты девчонка, пошевеливайся, лентяйка, не видишь, что у Матильды, у рыбоньки, мармулеточки, куколки, бабаиньки, цветочка, зайки, птички, ласточки оторвалась у платья оборка, пришей! Да скорее, кулёма ты этакая!

ЗОЛУШКА. Сейчас, матушка, сейчас, сестрицы.

МАТИЛЬДА. Я не могу больше смотреть на эту кислую рожу. Мамаша, уберите ее куда-нибудь подальше, пусть идет в свой угол и спит там на своей золе! Что она вечно крутится под ногами?

МАЧЕХА. А кто будет приводить ваши платья в порядок? Я? У меня у самой забот выше головы, рыбонька, мармулеточка — я сегодня в красном платье, как какие-нибудь королевы ходят, потому что и я буду танцевать на балу и с Принцем, и с Королем!

МАТИЛЬДА. Мамаша, а с чего это? Зачем вам красное платье? (Хихикают с Изольдой). Ладно уж, Принц и Король обратят внимание на нас с Изольдой, но вы-то, вы-то?

МАЧЕХА. Да потому что нет у меня надежды, рыбонька, мармулеточка, куколка, ласточка, бабаинька, цветочек, зайка, птичка, ласточка ты моя, что смогу я вас-таки сбагрить замуж!

МАТИЛЬДА. Сбагрить! Фи, какие слова!

МАЧЕХА. Замолчи или я тебе вот… У меня всё продумано! Это не голова, а улей! Хуже! Верховный совет! Или даже бери выше! Ведь король-то вдовец? Так может…

ИЗОЛЬДА. Что может?

МАЧЕХА. Заткнись, сказала, рыбонька, мармулеточка, ласточка, куколка, бабаинька, цветочек, зайка, птичка, ласточка или я достану ремень и всыплю тебе горячих! Не трогай свою маменьку, не говори мне глупостей под руку! Мне надо так загримироваться, — слышишь, Золушка, негодная девчонка?! — сделай так, чтобы, чтобы, чтобы — чтобы я выглядела лет на двадцать, ну от силы лет на двадцать два! Давай, мажь! И побольше румян, побольше! И этих двух дур мажь со всей силой, тогда, поди, никто не заметит, что товар подпорченный!

Толкаются у зеркала, мажут лицо, спешат, торопятся, а Золушка быстро и молча приводит их в порядок.

МАТИЛЬДА. Фи, как гадко! Как пошло!

ИЗОЛЬДА. Фи, как невежливо! Фи, как некультурно!

МАЧЕХА. Я дам вам «фи»! Я вам два раза дам «фи»! Я вам три раза дам «фи»! Я вам тысячу раз дам такое «фи», что фикать на всю жизнь перестанете, перестарки чертовы! Кому вы нужны?! Валяйтесь на дороге — не поднимут! Кинь вас в море — даже жаба не покормит! Две дуры, сидите на моей шее, я из сил выбиваюсь, чтобы найти вам женихов, рыбоньки, мармулеточки, куколки, бабаиньки, цветочки, зайки, птички, ласточки, а вы?! Только черная неблагодарность с вашей стороны!

ИЗОЛЬДА. Ой да ладно…

МАЧЕХА. Еще и смеются над матерью! Я хочу хоть на старости лет пожить спокойно, в достатке, в богатстве! Принц мне не нужен, он сопляк, я днями и ночами, ночами и днями, сутками напролёт, часами в затишке думаю о Короле — он ведь тоже вдовец, вдовец, вдовец, вдовец, понимаете вы это или нет?!

МАТИЛЬДА. Фи, как гадко! Как пошло! Принца называть «сопляком»!

ИЗОЛЬДА. Фи, как невежливо! Фи, как некультурно! Как можно говорить такое о Принце! Я видела его одним глазком…

МАТИЛЬДА. Потому что кривая! (Хохочет).

ИЗОЛЬДА. Помолчи! Он гулял по лесу у нашего дома: какой красавец! Не сомневаюсь, что он будет моим мужем, ведь мамаша про меня говорит, что я рыбонька, мармулеточка, куколка, бабаинька, цветочек, зайка, птичка, ласточка!

МАТИЛЬДА. Посмотри на себя в зеркало, мармулеточка! Зеркало тесновато, потому что ты толстовата! (Хохочет).

ИЗОЛЬДА. Да я — просто в цвету, пышненькая, но уж никак не толстая! Мужчины любят именно таких…

МАТИЛЬДА. Коров!

ИЗОЛЬДА. Да, высушенная вобла! Ведь высохла-то ты от жадности. Кто тебя возьмет замуж? Снега зимой у тебя не выпросишь! Золушка, скажи, что это так?

ЗОЛУШКА. Так, сестрица.

МАТИЛЬДА. Гадкая замарашка, а ну-ка, скажи, что это она — квашня и кулёма, ну, так?!

ЗОЛУШКА. Так, сестрица.

ИЗОЛЬДА. Послушайте, мамаша, эта ваша грязнуля распускает язык до нельзя! Укоротите ее! А то я сейчас расплачусь, и у меня вся краска с лица слезет! И тогда я буду выглядеть не на двенадцать лет, как вы хотели, а на восемнадцать! (Хныкает).

МАТИЛЬДА. А у меня появятся морщины! А я еще совсем молоденькая рыбонька! Моложе Изольды! Иди, ложись на свою золу, замарашка, грязнуля, ты там всегда спишь, вот и спи, фу, какая гадкая!

МАЧЕХА. Ты зачем обижаешь моих рыбонек, мармулеточков, куколок, бабаинек, цветочков, заек, птичек, ласточков?!

ЗОЛУШКА. Ах, матушка, я приводила в порядок платья сестриц и совсем не слушала, о чем они говорили…

МАЧЕХА. А ты слушай! Их надо слушать с утра до ночи — они умные, благородные! Пусть не красивые, но благородства хоть отбавляй! Я их так воспитала, и Принц будет очень доволен ими! А Король мною! Мы сегодня все выйдем замуж, все до одной!

ЗОЛУШКА. Принц женится сразу на обеих сестрицах?

МАЧЕХА. Замолчи, грязнуля! Не порти мне хорошее настроение! Погоди ты у меня, ты еще будешь у меня круглое носить, квадратное катать! Так! Внимание! Всё? Все готовы?

ИЗОЛЬДА и МАТИЛЬДА (вместе). Готовы.

МАЧЕХА. Ну-ка сели все быстро, помечтаем.

МАТИЛЬДА. Опять?

МАЧЕХА. Не опять, а снова. Надо мечтать, Матильда. Дочечка! Дочечки! Я каждую ночь мечтаю о Вашем и о моем счастьи. Ну вот куда оно подевалось? Всю жизнь горбатилась, горбатилась, трудилась и трудилась, дочек выращивала, себе во всем отказывала и что я заработала?! А ничего.

МАТИЛЬДА. Ой, да ладно, горбатилась она…

МАЧЕХА. Помолчи, мармулеточка, я только мечтать начала, а ты? Я начинаю мечтать с того, что сама себя жалею, понимаешь? Вот. А ты мне всё сбила. Тихо! А теперь дальше. Лягу вот я и смотрю в потолок и представляю, как вы будете богаты, и как я буду богата! О, я наведу порядок в королевстве!

МАТИЛЬДА. Да уж. Мы бы их построили. Мы бы все денежки, все драгоценности к себе переложили в карманы и, как мамаша говорит, они бы у нас круглое катали. А квадратное носили! То есть, наоборот.

ИЗОЛЬДА. Да уж. Мы бы всё-всё съели, а им бы всем — шиш.

МАЧЕХА. Тихо! Надо обязательно сильно-сильно мечтать и тогда твоя мечта превратится в настоящее! Закройте глаза, сядьте рядом, дуры-мармулеточки, и представляйте, как всё будет! Слушайте меня внимательно! А ты, Золушка, обмахивай нас веером, а то мы вспотеем, и вся краска побежит с мордашек моих рыбонек, мармулеточков, куколок, бабаинек, цветочков, ласточек! Не дай Бог, Принц увидит, что одна дочка у меня толстая и рябая, а другая — тощая и кривая!

МАТИЛЬДА. Что за намёки? Про кого это она говорит, Изольда?

ИЗОЛЬДА. Наверное, про тебя, Матильда.

МАЧЕХА. Да замолчите вы обе, вот ведь наказание мне, беда! Ничего, я старая торгашка, я умею завернуть залежалый товар в красивую бумагу и выгодно продать его! Вот увидите! А уж потом… Ну? Начинаю мечтать!

Дочки и Мачеха сели рядком, закрыли глаза и принялись покачиваться. Улыбки с их губ при этом не слезали. Золушка протирала пыль в комнате и время от времени смотрела на них.

МАЧЕХА. Утром рано я проснусь на белоснежной простыни, кровать под балдахином, проснусь, потому что попугайчики и канареечки запели в клеточке у окна надо мной. Я встану и пойду на балкон. Я выйду, цветы, кустарники, всё моё, всё для меня, слуги так и бегают вокруг меня, подают мне платье, вышитое бриллиантами, несут мне кофе, завтрак на золотом подносе, все меня любят и лелеют, лелеют и любят, так лелеют, так лелеют, так сильно… (Плачет).

ИЗОЛЬДА. Ну вот, правильно. Мамаша, вы пуп земли. Всё я, да я. А где же мы, мамаша, в ваших мечтах?

МАЧЕХА. Ах, отстань, мармулеточка! У вас нет жалости к своей старой матери! Вам не хочется счастья ей на склоне лет!

ИЗОЛЬДА. Да хватит мне про ваше счастье, мамаша. Мне это совсем не интересно. Пожили уже своё и уступайте место молодёжи. Теперь вот я помечтаю. Тише все! Мы идем с Принцем к столу, на столе стоит поросенок, фаршированный яблоками, рядом гусь, фаршированный грушами, рядом бифштекс с кровью, рядом гора хлеба, виноград, ананасы, индейки, фазаны и мы едим, едим, едим, едим с ним, едим так, что забываем все на свете! Наедаемся до отвала и падаем под стол!

МАТИЛЬДА. Да ну вас. Фи, какие глупости. Молчите, теперь я буду мечтать! Вот, вот, вот, мы с Принцем спускаемся в подвал, где стоят сундуки с золотом и серебром и мы целый день и целую ночь пересыпаем из горсти в горсть золото и серебро, серебро и золото, трогаем бриллианты, примеряем платья в алмазах и в золоте, купаемся в золоте, серебре и бриллиантах!

Что-то стукнуло. Сестры и мачеха очнулись. Золушка испуганно посмотрела на них.

ЗОЛУШКА. Простите, матушка, простите, сестрицы. Я протирала пыль и уронила подсвечник.

МАЧЕХА. Как всегда эта грязнуля, замарашка, неумёха всё делает вовремя. Ты зачем разбила наши мечты? Мы только-только представили себе нам принадлежащие леса и сады, горы и пригорки, реки и равнины…

МАТИЛЬДА. Бриллианты и алмазы…

ИЗОЛЬДА. Поросенка с яблоками и гуся с грушами, фазанов и индеек…

МАЧЕХА. И тут ты ворвалась в наши мечты и разбила их! Имей в виду, неблагодарная, если наши мечты не сбудутся — ты за всё мне ответишь! Только ты — больше некому!

МАТИЛЬДА. Правильно! Потому что ты сшила нам платья, ты нас загримировала и следовательно если что — кто будет виноват? Ты! Только ты одна!

МАЧЕХА. Ты мне надоела до смерти! Я отправлю тебя в лес на съедение волкам! Какая польза от тебя? Никакой! Вся в своего отца! Он был такой же пенёк!

ИЗОЛЬДА. Что ты стоишь, лентяйка? Иди работать!

МАЧЕХА. Вот, два мешка сорной чечевицы, мы приедем за полночь, к утру — перебери чечевицу и не дай Бог не выполнить тебе моего задания! Еще: сшей новое платье Изольде, новое платье Матильде. Еще: вымой всю посуду, вымой весь дом, подмети дорожки в саду, прополи грядки, полей цветы.

ИЗОЛЬДА. И не жги свечи, экономь! Работай в темноте!

МАЧЕХА. Рыбоньки, куколки, бабаиньки, цветочечки, мармулеточки, птички, зайчики, собачки, ласточки вы готовы? Карета ждет! Карету мне, карету! Идем! Нас ждут великие дела! Государство маловато, развернуться мне негде, ну да и этого хватит, чтобы весь белый свет про меня узнал! За мной!

Мачеха и две ее расфранченные дочки задули все свечи в комнатах и выплыли из дому, показав Золушке на прощание язык.
А Золушка, оставшись одна, села и горько заплакала. Кошка подошла к ее ногам и стала мурлыкать, тереться. Золушка взяла кошку на руки.

ЗОЛУШКА. До чего же я несчастная, Мурочка. Папенька, маменька, как мне одиноко без вас. Каждый день я хожу на кладбище, к их могилам, сяду на траву, плачу и говорю с ними, как будто бы они живы, потому что больше поговорить мне не с кем. Как хорошо было, когда мама и папа были живы. В Новый год мы ставили ёлку, я ложилась спать и утром добрая Фея приносила мне подарки, они лежали под ёлкой. Целый день в доме было тепло, в камине горел огонь, из кухни вкусно пахло пирогами. Какая я была счастливая. А сейчас? От мачехи и сестриц я слышу одни попреки, хотя работаю с утра до ночи, не высыпаюсь. У меня нет таких красивых платьев, как у сестриц, таких украшений и таких развлечений. Какие они счастливые! Они увидят сегодня Принца и, наверное, будут с ним на балу танцевать до утра. Знаешь, Мурка, однажды я шла с кладбища и увидела, как Принц гулял по лесу возле нашего дома. Я спряталась за дерево и долго наблюдала за ним. Он собирал цветы, был такой задумчивый, грустный, но такой красивый, такой красивый… Мне даже страшно подумать, что я могла бы с ним заговорить. А сестрицы запросто сегодня на балу будут разговаривать с ним, а потом кто-то из них станет его женой. Я вот сяду и тоже помечтаю, как и они, о своей встрече с Принцем. Он мне скажет: «Какие у Вас хорошие, добрые глаза, прелестная Незнакомка». А я ему скажу: «Какие у Вас хорошие, добрые глаза, Принц». Он мне скажет: «Всё, о чём я мечтаю, чтобы один-единственный человек на свете сказал мне: «Я люблю тебя». А я ему отвечу: «И я мечтаю только о том, чтобы один-единственный человек на свете сказал мне: «Я люблю тебя». (Молчит. Плачет. Вытирает слезы). Вот я и помечтала. Это ведь не вредно. Каждому хочется помечтать. Матушка приказала сделать то, то и то… Я никогда в жизни не справлюсь с ее заданием. Как перебрать мне два мешка чечевицы? К тому же она приказала не зажигать свечи!

И тут в полумраке вдруг раздался чей-то голос.

МЫШИНЫЙ КОРОЛЬ. Золушка, я помогу тебе…

ЗОЛУШКА. О, Господи! Кто это?

МЫШИНЫЙ КОРОЛЬ. Это я. Мышиный король.

Золушка не успела опомниться, как большая-пребольшая серая мышь взобралась к ней на плечо и деловито стала бегать по ее голове, по рукам.

ЗОЛУШКА. Мышиный король?

МЫШИНЫЙ КОРОЛЬ. Да, Мышиный король. Мы поможем тебе справиться с заданием. Мы отлично видим в темноте. Мы, мыши, тебя очень любим.

Во всех углах дома раздался писк и Золушка увидела, как добрый десяток мышей забегал возле ее ног, но она нисколечко не испугалась.

Да, да, любим.

МЫШИ (пищат). Любим, любим, любим…

МЫШИНЫЙ КОРОЛЬ. Ведь ты всегда подкладываешь к мышиной норке кусочек сыра, который остался от завтрака или кусочек хлеба, который остался от обеда или кусочек сала, который остался от ужина. Мы очень тебе благодарны.

МЫШИ (пищат). Очень, очень, очень…

МЫШИНЫЙ КОРОЛЬ. И мы, мыши, поможем тебе выполнить все твои задания: и чечевицу переберем, и грядки выполем … Мало того, ты поедешь сегодня на бал, Золушка!

ЗОЛУШКА. На бал? Что ты говоришь, милая мышка? Это невозможно!

МЫШИНЫЙ КОРОЛЬ. Всё возможно, если сильно захотеть! Смотри!

Что сверкнуло, в комнату влетела стая птиц, птицы стали быстро клевать зерна чечевицы и складывать их в сторону, наполнять мешки не сорной чечевицей, а отборной, чистой. Вокруг них бегали мыши и тоже перебирали чечевицу.

Птицы в миг улетели, щебеча, а мыши исчезли.

Тут в комнате снова блеснуло, сверкнуло и появилась целое облако из разноцветных бабочек, которые принялись кружиться в воздухе, влетая в одно окно и вылетая в другое.

Вдруг самая красивая и самая большая бабочка села на пол и превратилась в Фею. Фея была в таком красивом платье, с такой красивой причёской, такая стройная, высокая и глаза у нее были такие добрые, что Золушка совсем растерялась от того, что так много чего стало вдруг происходить.

ФЕЯ. Здравствуй, Золушка. Ты не узнаешь меня?

ЗОЛУШКА. Господи, голова кругом. Я помню вас, вы много раз мне снились…

ФЕЯ. Я — Фея, твоя крёстная, ты помнишь меня? Я очень хочу, чтобы ты поехала сегодня на бал и станцевала с Принцем. Ты очень добрая девочка и я хочу тебе сделать подарок.

ЗОЛУШКА. Я? С Принцем? Это невозможно!

ФЕЯ. Всё возможно, если очень захотеть.

ЗОЛУШКА. Вы такая красивая. У вас такие добрые глаза. Я уже не помню, чтобы кто-то когда-то так ласково смотрел на меня. Вы так похожи на мою маму, которая давным-давно умерла… Когда она умирала, она сказала мне: «Будь скромной и доброй, и Господь тебе всегда поможет, а я буду глядеть на тебя с неба и всегда буду возле тебя». Я каждый день хожу на ее могилу и на могилу моего папеньки… Сижу там возле дерева на их могиле и плачу, плачу…

ФЕЯ. Я знаю. Не плачь. Не плачь, милая Золушка, не плачь, сирота. Ты хочешь попасть на бал? Ну, скажи честно?

МЫШИНЫЙ КОРОЛЬ. Ну, конечно, хочет, Фея. Мы поможем ей?

ФЕЯ. Ты добрый мышонок. Хочешь, Золушка?

ЗОЛУШКА. Очень! Как я мечтаю попасть на бал! Хотя бы одним глазком взглянуть и снова назад. Но это невозможно. Моя мачеха и ее дочери, мои сводные сестрицы, всё время о чём-то мечтают, но ничего у них не получается…

ФЕЯ. Мечты сбываются только у добрых, честных людей. У злых — никогда. Итак, собираемся на бал?

ЗОЛУШКА. Нет, нет, это невозможно!

ФЕЯ. Делай все, как я скажу, а там посмотрим. А ну-ка, Мышиный король, принеси мне из сада большую тыкву!

Золушка не успела опомниться, как в комнату вкатилась большая тыква. Волшебница коснулась ее волшебной палочкой и она мгновенно превратилась в прелестную золотую карету.

Тут Фея заметила в мышеловке шесть маленьких мышей. Она выпустила их и, прикоснувшись к ним волшебной палочкой, превратила их в шесть красивых быстроногих коней.

Золушка от счастья захлопала в ладоши.

ЗОЛУШКА. Глазам своим не верю! Карета! Кони!

ФЕЯ. Теперь не хватает только кучера.

ЗОЛУШКА. Крыса подойдет?

ФЕЯ. Конечно.

Фея прикоснулась к Мышиному королю палочкой и он превратился в кучера.

А еще, послушай, там, у ворот сада сидят шесть ящериц. Принеси их мне.

Золушка быстро исполнила приказание. Волшебница превратила их в ловких слуг, стоящих на запятках кареты.

Ну, а теперь ты можешь ехать на бал. Ты довольна?

ЗОЛУШКА. Конечно! Но удобно ли мне будет появиться там в этих лохмотьях?

Волшебница снова взмахнула своей палочкой, и золушкины лохмотья превратились в роскошный, затканный золотом и серебром наряд. Ее стоптанные башмаки превратились в хрустальные туфельки, словно предназначенные именно для бальных танцев. Золушка была ослепительно красива в своем наряде.

Золушка уселась в карету, и волшебница сказала ей:

ФЕЯ. Желаю тебе весело провести время. Но запомни одну вещь. Ты должна покинуть бал ровно в полночь. Если ты не сделаешь этого, твоя карета превратится в тыкву, лошади опять станут мышами, слуги — ящерицами, а твое роскошное бальное платье — грязными лохмотьями.

ЗОЛУШКА. Милая Фея, обещаю тебе, что я только минутку потанцую на балу и тут же назад!

ФЕЯ. Посмотрим, как ты сможешь на таком веселом балу танцевать минутку. Ну, поехали!

Лошади рванули с места, и карета Золушки скрылась из глаз…

 
 

ВТОРАЯ КАРТИНА

Во дворце гудел улей — гости съезжались на бал. Принцу сегодня исполнилось восемнадцать лет, и он стал взрослым человеком. Принц выбирал невесту. А отец его всё капризничал, а с чего — он и сам не знал. Наверное, потому, что понимал — пора на пенсию…

КОРОЛЬ. Рыба моя, принц, а Принц? Ну ты посмотри, как весело! Ух, как весело, ух, как неугомонно! (Поёт). А поцелуй меня с разбегу, я за деревом стою!

ПРИНЦ. Могу я уйти в сад? Мне скучно.

КОРОЛЬ. Еще чего? Для кого весь сыр-бор? О, молодежь, молодежь!

ПРИНЦ. Когда нечего сказать, говорят: «О, молодежь, молодежь!»

КОРОЛЬ. Ух, как весело, ух, как неугомонно! (Поёт). А поцелуй меня с разбегу, я за деревом стою! Ты еще совсем юн и молод, молод и юн, свеж и горяч, глуп и недоразвит. Ты посмотри, сколько красавиц со всего королевства собралось в наш дворец.

ПРИНЦ. Да уж. Одна другой изящнее и красивее. Ты не знаешь, кто вот эта кривляка в красном платье?

КОРОЛЬ. Молодежь, молодежь … Вы все хотите и рыбку съесть и чтоб овцы были целы! Вам не нужен наш опыт, мы, старики, прожили жизнь, охо-хо, и кое-что знаем, эге-гей, знаем, улю-лю…

ПРИНЦ. Я сто раз слышал, что ты прожил жизнь так, что любой может позавидовать. Как результат — в нашем королевстве всё трещит по швам и скоро нас всех ожидает финансовый крах. Так?

КОРОЛЬ. Нет, не так! У меня план в голове! Это не голова, а улей! Или — того хуже: верховный совет! Нет, хуже! Бери выше! Ух, как весело, ух, как неугомонно! (Поёт). А поцелуй меня с разбегу, я за деревом стою! Мы найдем тебе богатую невесту и все наши дела поправим.

ПРИНЦ. А как же любовь?

КОРОЛЬ. Какая любовь? Мы с твоей матерью, царствие ей небесное, прожили жизнь и не думали про любовь. Нет никакой любви, сынок. Нету. Думай прежде всего о выгоде государственной, понимаешь? О, у меня не голова, а верховный совет! Хуже!

ПРИНЦ. Это точно. Ужас, как все неестественны, как все напыщенны, смотреть на это невозможно… Лучшим подарком для меня в день рождения был бы не бал, который ты устроил, а обычная прогулка по лесу — там тихо, там цветы, там птицы, там так легко можно мечтать…

КОРОЛЬ. А вот мне нравится! Это всё так неугомонно! А посмотри-ка на эту вот, она же ну просто, ну просто — ну рыба моя, слышь-ка, слышь-ка, слышь-ка, нет? Какая пышненькая!

ПРИНЦ. Бал уродов. У нее на лице три килограмма грима. В королевстве и так нет денег, а мы выкидываем на ветер еще и еще. Папа, для чего?

КОРОЛЬ. Родился бы ты вот, сынок, овцой, и съели бы тебя серые волки. Понимаешь, нет?

ПРИНЦ. Ты к чему это? Ты совсем заговариваешься, просто как ребенок, вот ведь беда какая, а?

КОРОЛЬ Ух, как весело, ух, как неугомонно! (Поёт). А поцелуй меня с разбегу, я за деревом стою! (Вдруг). Вот умру — ты локтем перекрестишься, так, нет? (Вдруг заплакал).

ПРИНЦ. Ну, хватит, хватит, папа. На нас смотрят, прекрати.

К Королю и Принцу бочком-бочком подобралась Мачеха, подталкивая перед собой Изольду и Матильду.

МАЧЕХА. Ваше величество, позвольте вам представиться, простите за некоторым образом нахальство, так сказать, мы живем, так сказать, тут неподалеку, так сказать, как говорится, как водится, как бывает, во-о-от, это вот мои дочери, две мармулеточки, две рыбоньки мои — Матильда и Изольда. (Тихо). Кланяйтесь, дуры, что остолбенели, кол проглотили?

КОРОЛЬ. У-у-у, рыба моя, как-как вы сказали? Мармулеточки? Точно! У-у-у, какая мармулеточка! И еще одна! У-у-у, какая! (Поёт). А поцелуй меня с разбегу, я за деревом стою!

МАЧЕХА. А?

ПРИНЦ. Не обращайте на папу внимания, госпожа, он сегодня переволновался, собрать столько гостей во дворце, столько хлопот… Папа, помолчи, ну?

КОРОЛЬ. Нет, мне это очень нравится: мармулеточка. Мармулеточки. Везде одни мармулеточки. Рыба моя, я так счастлив. Я сейчас расплачусь. Так всё неугомонно, так всё волнительно…

МАЧЕХА. У нас приготовлено стихотворение для вас, Принц, в честь вашего дня рождения. Сами написали. Экспромт, так сказать. Прилетело вот и в голову как ударило вдруг.

КОРОЛЬ. Не убило хоть?

МАЧЕХА. Чего?

КОРОЛЬ. Когда ударило?

МАЧЕХА. Да нет, вроде.

ИЗОЛЬДА. Ну и наелась я у вас — до отвала вообще!

МАТИЛЬДА. А сколько у вас люстр хрустальных — все и не перечесть!

МАЧЕХА. Да замолчите вы обе две! Читай стишки, что я тебе накропала, дура.

МАТИЛЬДА. «Прошло немало лет с тех пор, когда свершилось чудо, явился ты на белый свет неведомо откуда! Бывает в жизни только раз подобное явление, от всей души тебя хочу поздравить с днем рождения!»

КОРОЛЬ. Мармулеточка! Ни дать, ни взять — мармулеточка!

ИЗОЛЬДА. У меня лучше, Принц! «Все может быть, все может статься, жених с невестою расстаться, мать сына разлюбить, но чтобы мы забыли Принца — ведь этого не может быть!»

ПРИНЦ. Дурдом «Ромашка», честное слово.

МАЧЕХА. Они такие стеснительные, мои рыбоньки, мои мармулеточки, мои ласточки, мои куколки, мои бабаиньки, мои цветочечки, мои зайки, птички, собачки, пингвинчики, медвежатки, олени, так сказать. Господи, что я говорю? Они так хотят танцевать с вами, Принц, но стесняются. Можно?

ПРИНЦ. Можно. Один раз. Последний.

КОРОЛЬ. У меня тоже есть стихи, вдруг родился экспромт, рыбы мои! Вот, вот, вот! «Дама в красном, вы прекрасны».

МАЧЕХА (кокетничает, хихикает). Это мне? Не надо! Ну, всё — они оба наши, мармулеточки мои, празднуем победу!

КОРОЛЬ. Повторяю! «Дама в красном, вы прекрасны!».

МАЧЕХА. Так, так, поняла. Дама в красном, вы прекрасны. Неужели, неужели… А с этого момента, пожалуйста, поподробнее. Король, вы прелесть! Итак, что, что?

ПРИНЦ. Клуб взаимного восхищения

КОРОЛЬ. Повторяю! «Дама в красном, вы прекрасны!».

МАЧЕХА (кокетничает). Дама в красном — не согласна!

КОРОЛЬ. Дама в красном, вы несчастны?

МАЧЕХА. О, да, да, да, Король, я так несчастна! Ой! (Кинулась к Королю, поскользнулась, чуть не упала). Вот — видите? Локтем ударилась — милый вспомнил. Кто бы он мог быть?

ПРИНЦ. Полное ощущение, что все больны на всю голову.

МАЧЕХА. Принц, ну потанцуйте же с моими дочерьми? Молодежь должна разговаривать о чём-то своём, тайном, только им понятном. Нет?

ПРИНЦ. Что там такое происходит, какой-то шум?

Вдруг словно ветер пролетел по залу, двери раскрылись и во дворец вошла неописуемая красавица — Золушка!

Никто не мог бы ее сейчас узнать: она шла, как королева, туфельки на ее ногах поблёскивали, платье переливалось бриллиантами, высокая красивая прическа на голове, украшенная цветами, чуть покачивалась. Мачеха и ее дочери остолбенели, Король вытаращил глаза.

МАЧЕХА. Это еще кто такая?

МАТИЛЬДА. Посмотри, какая у нее кожа! Чистая, ровная, свежая!

ИЗОЛЬДА. Посмотри, какая у нее причёска! Завтра же сделаю себе такую же!

КОРОЛЬ. Посмотрите, какие у нее туфельки! Я таких никогда в жизни не видел!

ПРИНЦ. Папа, кто эта незнакомка?

КОРОЛЬ. Этот вопрос я сегодня же, или нет — завтра же провентилирую. А сейчас — не знаю, нет слов. Давай, сына, джага-джага, танцы-шманцы, где мои 18 лет, приглашай ее, станцуй с нею, джага-джага, давай, рыба моя!

Принц подошёл к Золушке и пригласил ее на танец. Музыканты ударили в смычки как-будто с новой силой. Король сидел на троне и ногой отбивал такт.

КОРОЛЬ. Дыжь-дыжь, тышь-тышь, дышь-дыжь, тышь-тышь! Как они танцуют, как танцуют! Какая пара! А поцелуй меня с разбегу, я за деревом стою!

МАЧЕХА. Король, а, Король? Дама в красном — я несчастна.

КОРОЛЬ. Ах, отстаньте, тут есть металл попритягательнее.

МАЧЕХА. Что-что? Лысая башка, дай пирожка, а туда же! Ну, всё. Собираемся, едем отсюда. Нас здесь оскорбили, рыбоньки, куколки, собачки, зайчики, птички, козочки, цветочки, таракашки мои — забыла как там дальше!… Как там это было, а? Всё из головы вылетело!

КОРОЛЬ. Дама в красном, всё напрасно!

МАЧЕХА. Всё, хватит! Едем отсюда! Меня оскорбляют! Не доводите до греха, до мордобоя — уедем! Потому что я, ваше величество, ударяю два раза: один раз в лоб, другой раз в крышку гроба! За мной, дочечки, рыбоньки, собачки, лягушечки, кошечки, какашечки!

Мачеха и ее дочери, озлобленные до бесконечности, выкатились из дворца, а Принц и Золушка продолжали танцевать, не обращая никакого внимания на происходящее вокруг них. Они кружились в танце, смотрели друг на друга, не отрываясь, и лишь время от времени повторяли одни и те же фразы:

ПРИНЦ. Какие у Вас хорошие, добрые глаза, прелестная Незнакомка…

ЗОЛУШКА. Какие у Вас хорошие, добрые глаза, Принц…

ПРИНЦ. О чём вы мечтаете?

ЗОЛУШКА. А вы о чём?

ПРИНЦ. Всё, о чём я мечтаю, чтобы один-единственный человек на свете сказал мне: «Я люблю тебя».

ЗОЛУШКА. И я. Всё, о чём я мечтаю, чтобы один-единственный человек на свете сказал мне: «Я люблю тебя».

Они кружились по залу и снова повторяли те же самые слова:

ПРИНЦ. Какие у Вас хорошие, добрые глаза, прелестная Незнакомка.

ЗОЛУШКА. Какие у Вас хорошие, добрые глаза, Принц.

ПРИНЦ. Всё, о чём я мечтаю, чтобы один-единственный человек на свете сказал мне: «Я люблю тебя».

ЗОЛУШКА. Всё, о чём я мечтаю, чтобы один-единственный человек на свете сказал мне: «Я люблю тебя».

Вдруг раздался бой часов. Золушка испуганно оглянулась, губы ее начали шевелиться, она принялась считать удары часов, побежала к дверям. Принц попытался поймать ее. Вдруг с ноги Золушки соскользнула и упала хрустальная туфелька, и Принц едва успел подхватить ее.

Достигнув ворот дворца, Золушка превратилась вдруг в грязную замарашку в лохмотьях, а карета, кучер и слуги в тыкву, крысу и ящериц. Ничего больше не напоминало о волшебстве, кроме хрустальной туфельки, оставшейся у Золушки в руках. По лесной тропинке она кинулась к своему дому…
ТРЕТЬЯ КАРТИНА

Ранним утром в доме мачехи переполох: всему королевству стало известно, что Принц объявил, что женится на той девушке, которой потерянная прелестной Незнакомкой хрустальная туфелька окажется впору. Принцессы, герцогини и придворные дамы — все примеряли туфельку, но безуспешно.

МАЧЕХА. Нет, ну слыханное ли это дело: он не доверяет слугам, он сам вместе с Королем ходит по домам всего королевства и примеряет потерянную незнакомкой туфельку каждой девушке. Я же говорила — сопляк, сопляк, сопляк!

МАТИЛЬДА. Какая разница?

МАЧЕХА. Мармулеточка, ты дура! Деньги всё делают. Слугу можно подкупить. Уж на это дело я бы нашла денег, у меня закопано кое-что в подполе. А ведь его самого не подкупишь. Хотя Короля можно было бы как-то обвести вокруг пальца — он совсем выжил из ума. Ах, мне бы такого жениха! Всё, что надо есть: богатый-пребогатый и абсолютный дурак. Где еще таких найдешь, а?!

МАТИЛЬДА. Да уж, мамаша, тряхнули вы вчера стариной. Так кокетничали с ним, что мне было стыдно. «Дама в красном, вы прекрасны!» Фи!

ИЗОЛЬДА. Дама в красном, я несчастна! Фи! Но потом, как только появилась незнакомка, он тут же сказал ей: «Дама в красном, всё напрасно!» Вот смеху-то было! (Хохочет).

МАЧЕХА. Помолчи, рыбонька! Помолчи и ты, вторая рыбонька. Заткнитесь, если ничего не понимаете в жизни, мармулеточки. Помолчите обе две! Для вас же старалась. А вы? Две кулёмы. Сидели, как в рот воды набрали. Это же так просто — охмурять мужиков: в угол, на нос, на предмет. Глазки, глазки строить уметь надо.

ЗОЛУШКА. А как выглядела эта прекрасная незнакомка, о которой вы говорите?

МАТИЛЬДА. Тебе и не снилось, грязнулька.

ИЗОЛЬДА. Да, сразу было видно голубую косточку.

МАТИЛЬДА. Красавица, ничего не скажешь. А как держит спинку, а как на ней сидит платье.

ИЗОЛЬДА. Ну уж, спинка как спинка. Ничего особого. Вот платье — да. Мне бы такое, я бы вообще сразу бы стала принцессой, Принц полюбил бы меня с первого взгляда. И уж тогда бы мы с ним ели бы да ели — круглые сутки, ночами напролет…

ЗОЛУШКА. А о чем они говорили?

ИЗОЛЬДА. Не знаю. Вперились друг в друга и рук не разнимали. Смешно было на них смотреть, честное слово. Маленькие дети. Нет, чтобы пойти и покушать, там столько было еды.

МАТИЛЬДА. Да. Или же сходили бы, посчитали деньги. Там столько богатства во дворце.

Кто-то постучал в дверь.

МАЧЕХА. Принц!

МАТИЛЬДА. Пришел! Сам!

ИЗОЛЬДА. Он тут!

МАЧЕХА. Они пришли вместе с королем! А у нас такой беспорядок! Всё из-за тебя, замарашка! Золушка грязнуля, неумёха, кулёма! Ни на что не годна! Открывай двери! Вот оно, наше счастье, солнце наконец-то заглянуло в нашу каморку!

В комнату вошел Король и Принц. Принц держал в руках золотую туфельку.

КОРОЛЬ. Ба! Поцелуй меня с разбегу, я за деревом стою. Да я видел кого-то из этих барышень вчера, нет?

МАТИЛЬДА. Меня! Вы видели меня, Ваше высочество.

ИЗОЛЬДА. И меня. Меня тоже, помните?

МАЧЕХА. Вы удостоили меня такого пристального внимания, что я до сих пор, так сказать, в шоке. Я даже хотела писать вам с утра письмо по поводу того, что мы так приблизились…

КОРОЛЬ. Не понял?

МАЧЕХА. Вы сказали мне: «Дама в красном, вы прекрасны!» Вы забыли? Так не поступают с благородными дамами, взяли вот и бросили, так сказать…

КОРОЛЬ. Как, то есть, бросил?

МАЧЕХА. Ну вот так.

ПРИНЦ. Папа, мне некогда. Кому тут надо примерить туфельку?

МАТИЛЬДА. Мне!

ИЗОЛЬДА. Мне!

МАЧЕХА. Ну, ладно, и я тоже попробую, мало ли…

ПРИНЦ. А может, не стоит? Идем дальше?

КОРОЛЬ. Нет! Надо, чтобы было честно! Все, так все!

Матильда принялась натягивать туфельку, но ничего не выходило.

МАЧЕХА. Подожми пятку, подожми, что ж ты оттопырила пальцы, отрастила такие длинные…

ПРИНЦ. Нет, я уже вижу, ничего не получится.

МАЧЕХА. Постойте, Принц, постойте. Вот еще одна принцесса, ей-то уж точно подойдет. Изольда, садись скорее на стул, давай, давай, ну давай же, вспомни про поросенка с яблоками, сожмись как-то, сделайся поменьше, доченька, рыбонька, ну же, ну же, ну?!

ИЗОЛЬДА. Мамаша, вы мне ногу переломите, зачем вы так вцепились в ногу пальцами, у вас пальцы посинели, а я вся буду в синяках…

МАЧЕХА. Замолчи зайка, рыбка, собачка, замолчи!

ПРИНЦ. Отдайте туфельку, мне надо идти дальше. Я не знаю куда, потому что это был последний дом в королевстве.

МАЧЕХА. Принц, дайте мне, я тоже примеряю…

Мачеха схватила туфельку, принялась совать большой палец ноги, но — бесполезно…

ПРИНЦ. Папа, идем, наверное, мне приснился сон, не было никакой прекрасной незнакомки, которая так говорила со мной, такие слова…

КОРОЛЬ. Нет, рыба моя, здесь еще не все померили туфельку. Посмотри, девочка, которая так старательно чистит обувь там, у порога, ей надо тоже померить туфельку, надо, чтобы всё было честно — иначе: поцелуй меня с разбегу, я за деревом стою.

МАЧЕХА. Ну уж вы совсем из ума выжили, ваше высочество, совсем. Правильно: поцелуйте уж заодно и меня с разбегу, я за деревом стою! Золотую туфельку мерить на грязные ноги грязной замарашки! Нет, пожалуйста, вы начальник, делайте, что хотите. Эх, а еще мне, главное, вчера говорит: «Дама в красном, вы прекрасны!» Кошмар, что еще скажешь. Все мужики одинаковы.

ПРИНЦ. Нет, Король прав. Я хочу, чтобы она тоже померила туфельку. Всё должно быть честно. Хотя я уже ничему не верю.

Золушка покорно подошла к стулу, села и туфелька свободно наделась на золушкину ножку, как будто была сделана по ней. Тут же Золушка достала из кармана вторую туфельку, и все вокруг застыли в изумлении. Мачеха и ее дочери ахнули.

В комнате что-то сверкнуло, и из облака тумана появилась Фея. Она как всегда была красивой и доброй, а вокруг нее кружилось в воздухе облако бабочек.

ФЕЯ. Золушка! Вот и настал миг твоего счастья!

Она коснулась волшебной палочкой старого платья Золушки и оно тут же превратилось в прекрасное бальное платье, усыпанное алмазами и бриллиантами.

ИЗОЛЬДА. Это она! Та самая незнакомка! Ну и чудеса!

МАТИЛЬДА. Не может быть! Наша замарашка и вдруг…

МАЧЕХА. Конечно, это она! Я знала, знала, что это она, но держала в тайне, потому что — потому что, ах ты, моя рыбонька, ласточка, куколка, зайка, птичка, козочка! Ты ведь помнишь, сколько радости и добра я принесла тебе, а ведь ты мне не родная дочка, помнишь, нет?

МАТИЛЬДА. Попала шлея под мантию.

МАЧЕХА. Ты ведь не забудешь свою добродетельницу, когда станешь принцессой, нет?

ПРИНЦ. Золушка, я так рад, что нашёл вас.

ЗОЛУШКА. Я тоже рада, Принц. Мечты сбываются?

ПРИНЦ. Конечно. Если очень-очень захотеть.

ЗОЛУШКА. Теперь мы будем вместе до глубокой старости.

ПРИНЦ. Обязательно. Какие у Вас хорошие, добрые глаза, прелестная Незнакомка.

ЗОЛУШКА. Какие у Вас хорошие, добрые глаза, Принц.

ПРИНЦ. Всё, о чём я мечтаю, чтобы один-единственный человек на свете сказал мне: «Я люблю тебя».

ЗОЛУШКА. И я. Всё, о чём я мечтаю, чтобы один-единственный человек на свете сказал мне: «Я люблю тебя».

КОРОЛЬ. О чём вы там шепчетесь? Не забудьте главное: обязательно нарожайте мне сто детишек — девчонок и мальчишек.

ПРИНЦ. Мы все, все едем во дворец.

МАЧЕХА. Прости, Золушка, ты ведь не будешь обижаться на меня, на сестриц, ты простишь нас, ведь у тебя большое сердце, не так ли?

МАТИЛЬДА. Прости нас, Золушка! Мы были такие неразумные. Прости нас.

ИЗОЛЬДА. Прости нас.

ЗОЛУШКА. Конечно, прощаю. А вы меня простите.

КОРОЛЬ. Свадьба, свадьба! Впереди столько дел, столько важных государственных дел! Мадам, вашу руку. Дама в красном, вы прекрасны.

МАЧЕХА. Неужели? Значит, есть еще маленькая надежда?

КОРОЛЬ. А поцелуй меня с разбегу, я за деревом стою!

МАЧЕХА. Обязательно, обязательно разбегусь и…

МАЧЕХА. Свадьба!

ИЗОЛЬДА. Я никогда в жизни не ела на свадьбе! Вот, наверное, там всего будет море…

МАЧЕХА. А там, глядишь, и у нас с Королем чего получится. Всё впереди. Сказка — не кончается! Но про это — в другой раз. А этой сказке — КОНЕЦ. А кто слушал и смотрел — молодец.

ФЕЯ. Музыка!

Через несколько дней Принц и Золушка поженились и справили пышную свадьбу. Золушка была так же добра, как и красива. Она взяла сестер жить во дворец и вскоре выдала их замуж за знатных вельмож.
Вот и сказке конец.

Занавес

КОНЕЦ


Сентябрь 2004 года
г. Екатеринбург

© Все авторские права сохраняются.
© 2004 by Nikolaj Koljada